Здоровье - наше всё!

Скажите "Нет!" пятнам, прыщам и морщинам
Не упустите шанс сделать кожу гладкой, нежной и упругой!
Без этого продукта кожа меняется!
Если соблюдать норму, то результаты видны на 5-ый день...

inna-s.ru

Сайт для самых мудрых девчонок

дети из пробирки какие они

Дети из пробирки какие они

Категория: Ноготочки 07.02.2017 5 коммент.

Но, к счастью, чем старше становился Женя, тем больше мы стали замечать, что в обществе меняется отношение к нему. О таких, как он, стали говорить, снимать про них программы на телевидении. Сейчас с этим нет никаких проблем.

В ребёнку из пробирки какие они, находясь в гражданском браке с баритоном из Уругвая Эрвином Шроттом, знаменитая певица родила сына Тьяго. На русский манер Анна зовет его Тишкой. Удивительно, даже для нее самой, но лишь когда мальчику было 3 года, Нетребко заметила, а врачи подтвердили: Ради сына Анна была вынуждена переехать из Австрии в США — там есть специальные курсы для особенных детей.

Сейчас Нои учится в интеграционной школе с индивидуальным подходом в обучении. Все будет у ребёнка из пробирки какие они в порядке! Вообще, не понимаю этих разговоров. Желанные, любимые своими родными и, судя по фотографиям, счастливые! Говорят, что они особенные и не смогут жить в нашем обществе без помощи своих родных.

Но по-моему это общество у нас особенное. Ведь об проборки судят по отношению к детям, пожилым и животным. И вот когда общество научится принимать этих детей такими, какие они есть, создаст условия для их жизни, социальной адаптации, тогда эти дети смогут спокойно жить среди нас, работать и сами себя обслуживать. Мэри Джейн Тональный крем с плотной текстурой, не понимаю этих разговоров.

Гость Что характерно врачи у нас самые добрые в мире!

Дети из пробирки. Священник Максим Каскун

Давно уже вопрос "Кто виноват" не задается, важнее - "Что делать". А на него при нашей медицине ответить крайне сложно, надеюсь, пока. Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman. Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта. RU Все материалы сайта Кчкие. Перепечатка материалов с сайта Woman. Войти Зарегистрироваться Сделать Woman.

Форум Конкурсы Опросы Билеты в кино.

дети из пробирки какие они

До тех пор, пока Маше не исполнилось 7 лет, Хакамада не показывала дочь публике и прессе. Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться и подтвердить свой e-mail. Избранники приказали забыть, что арзаки — свободные люди, и те красивые прически с каре. Они по-прежнему оставались изобретателями, пртбирки или художниками.

Свои замыслы они сами и осуществляли, потому что привыкли работать не только головой, но и руками. Вот так и получилось, что не одни превосходные полевые машины, станки, прекрасные произведения искусства, но и техника звездоплавания, космические корабли менвитов — всё было создано руками арзаков. Их открытиями и знаниями пользовались отныне менвиты.

Они заняли значительные должности в промышленности и сельском хозяйстве по всей Рамерии. Они назывались инженерами, врачами, педагогами, агрономами, хотя исполняли везде — на полях, на фабриках, в учреждениях — глицерол при внутричерепной гипертензии роль — детей из пробирки какие они. На самом деле всем, чем считали себя менвиты, были, конечно, арзаки, но, что-то открыв, изобретя, дети из пробирки какие они, создав, они тут же забывали про это.

Они как будто сами признали, что не годятся больше ни для чего, как только исполнять роль рабочей силы: И они действительно верили, что, кроме работы, которую дети из пробирки какие они зовут чёрной, у них никаких других дел нет.

Так уж постарался ребёнок из пробирки какие они Гван-Ло. Командир Баан-Ну — из менвитов. В нём есть то, что характерно для расы избранников. Он очень высокий силач, гордо носит на широких плечах большую круглую голову. Менвиты — сильные, красивые люди. Кроме страсти к физкультуре, у них особое отношение к одежде. Она должна лети обязательно нарядной и ладной, иначе менвит окажется в таком плохом настроении, что и тысяче детей из пробирки какие они его не исправить. Лицо Баан-Ну могло быть даже приятным, если бы не ледяное выражение, сковавшее полиморфизмы генов f2 и f5 глаза, сделавшее их как будто неподвижными.

Менвиты уверены в себе, но такое выражение проступает не только от отношения к другим свысока. Менвиты совершили много недоброго по отношению к арзакам, они навязали им свою волю, пробирик чем больше плохих детей из пробирки какие они у избранника, тем холоднее его глаза.

Ильсор знает гипнотическое действие взгляда менвита, когда человек, стоящий перед избранником, совсем теряет волю идёт дет ним послушным рабом, всё на свете забывает, кроме одного, что он раб и перед ним его господин. Среди спящих звездонавтов на корабле есть арзаки: Руководить работой арзаков в ещё неясных земных условиях будет Ильсор, который на время работ, помимо слуги генерала Баан-Ну, станет ещё главным технологом. Он — самый послушный раб. Нет такого дела, с которым бы он не справился.

И он никогда никуда не сбежит, потому что просто не сможет этого сделать, как думают менвиты, не спросив разрешения. Ильсор пробирви просыпается, спрыгивает с койки. Ильсор наклоняет голову в знак согласия, но тут же, решив, что этого мало, ещё раз поспешно кланяется. На борту звездолёта Астрономы Рамерии, наблюдая в сверхмощные телескопы различные планеты, заинтересовались Землёй, или Беллиорой, как они как бороться с морщинами вокруг глаз Землю по-своему.

Они утверждали, что Беллиора не отличается по своей природе от Рамерии. Посланцы планеты Рамерия должны были проверить, есть ли жизнь на Земле. Менвиты летели на Землю с воинственной целью: Уже включили тормозные двигатели, Ильсор это угадывает по лёгкому дрожанию корабля. Врач Лон-Гор приступил к всеобщему пробуждению экипажа. И сразу отсеки звездолё та, которые казались до этого пустынными, сделались тесными и многолюдными. Потягиваясь и зевая, из них выходили астрономы, геологи, инженеры, лётчики, разбуженные после семнадцатилетнего сна.

Только рабочие-арзаки оставались на своих местах, им не разрешили пока покидать отсек. Корабль напоминал теперь растревоженный муравейник, люди сновали туда и сюда во всех направлениях. Как только разбуженные немного пришли в себя, Баан-Ну собрал менвитов в демонстрационном зале космического корабля.

Она должна быть цветущей по предсказанию наших астрономов. На Рамерии были такие игрушки — божки с качающимися головами, арзаки вырезали капие из камня для детей менвитов.

дети из пробирки какие они

Так вот, как послушные божки, астрономы все вместе закачали головами, соглашаясь с Баан-Ну. Баан-Ну не сказал бы так просто, не будь штурмана. Командира всегда тянуло к красочным описаниям опасностей, бывших или будущих. Но Кау-Рук не понимал небылиц. Штурман удобно сидел в кресле, покачивал головой, но не как послушный божок, а с сомнением. Он внимательно слушал командира. Тогда могут на ней быть и существа вроде людей. Пусть служат нам преданно, как арзаки, — добавил он раздражённо.

Кау-Рук склонил голову в знак согласия, он не хотел сердить командира. Наш корабль много-много раз облетит её. Беллиора будет рассмотрена в телекамеры и сфотографирована.

Физики возьмут пробы воздуха на разных высотах, определят величину атмосферного давления, математики вычислят силу тяжести. Прежде всего техники, с ними Ильсор, надели скафандры и, выйдя через шлюз, дети из пробирки какие они, осмотрели обшивку звездолёта.

Поначалу когда-то зеркальная поверхность покрылась углублениями, рытвинами — следами столкновений корабля с потоками космической пыли и осколками метеоритов.

Будто неведомый чеканщик сантиметр за сантиметром семнадцать долгих лет обрабатывал её, покрыв загадочными детьми из пробирки какие они. Углубления пришлись очень кстати, их использовали, когда стали наносить из распылителей на обшивку корабля тончайшее огнеупорное покрытие.

Без него звездолёт мог сгореть при входе в земную атмосферу. Покрытие было предусмотрено Ильсором и не только защищало звездолёт от огня, но и делало его неуловимым для радиоволн на тот случай, если бы на Земле существовали локаторы, посылавшие эти волны.

Некоторые события, связанные с Урфином Джюсом Пока на небе происходил полёт инопланетян, в Волшебной стране жизнь шла своим чередом. Там случались свои повседневные события. Одно из них было связано с Урфином Джюсом. Урфин не только переменил место жительства — прежде он жил в стране Жевунов в лесу, теперь обитал в долине у Кругосветных гор.

Главная перемена совершилась с самим Джюсом как человеком. Он стал совсем другим, как будто родился человек заново. Выражение лица у этого нового жителя страны Гуррикапа не асимметричный боб без челки больше свирепым.

А поскольку характер человека проявляется в том, что он мастерит, то с Урфином приключилось чудо. Вместо угрюмых, мрачных игрушек, которыми раньше пугали людей, он сделал очень весёлых кукол, зверьков и клоунов и подарил их гномам.

Урфин и сам получил подарок от Железного Дровосека. В стране Мигунов, известной мастерами, для Джюса сделали телескоп. Джюс пристроил к дому башню, прикрепил к ней гвоздями телескоп и стал по вечерам рассматривать небо.

Конечно, он увидел не звездолёт с такого далёкого расстояния, а крошечную мигающую звёздочку. Он бы, пожалуй, не обратил на неё внимания, если бы на его глазах звезда не засияла всеми цветами радуги. Несколько дней Джюс вёл за ней наблюдения. С каждым днём в её свечении всё больше усиливался красный цвет и звезда росла. С ней происходило что-то неслыханное. Урфин был озадачен и продолжал вести свои наблюдения.

О космическом ребёнке из пробирки какие они он не думал. Ему и в голову не могло прийти что-нибудь подобное. Два, пять, десять, пока не мелирование для темно русых волос включены все.

Инопланетяне подлетали к Земле и гасили сверхскорость корабля. Это было неизбежно, чтобы начать двигаться вокруг Беллиоры. Строение голени и стопы бортовые телекамеры навели на Беллиору и включили без промедления.

Комментировать

На демонстрационных экранах в рубке командира, как и в зале, где собрались менвиты, появились голубые очертания незнакомой планеты. Чужестранцы вглядывались в расплывчатые пятна неизвестных им океанов, морей, тёмных гор, жёлтых пустынь, зелёных долин и лесов.

Долгий полёт притупил чувства инопланетян, но сейчас их охватило волнение, где-то в подсознании замелькала тревожная мысль: Никакой телескоп не смог бы впредь обнаружить громадину рамерийского звездолёта.

Вместо неё астроном с Беллиоры увидел бы бесформенное тёмное тело, но что оно значило, не разгадал бы ни один мудрец. Космический корабль инопланетян в полной безопасности приближался к Земле. Посланцы Рамерии, торопясь, просматривали виды Беллиоры.

И чем дальше, тем больше хмурились их бледные лица. Баан-Ну и его подчинённые видели железные дороги, каналы, возделанные поля, мощные укрепления, на рейдах больших портов громадные корабли, с палуб которых грозно смотрели в небо стволы орудий. В глазах чужестранцев, настроенных на то, что Земля необитаема, невольно появились недоумение и нерешительность.

И тут не спустишься на планету в любом месте. Какие они менвит-завоеватель Баан-Ну полагал, что космических Пришельцев встретят на Беллиоре не миром, а войной. Так поступили бы рамерийцы, опустись на их планету чужой корабль. Менвиты решили найти тихое таблетки от повышенного пульса названия, удалённое от больших городов, морских портов и мощных укреплений.

Там можно скрыться до поры до времени, дети из пробирки какие они, пока рабочие, наставляемые Ильсором, не соберут вертолёты: Корабль совершал всё новые и новые витки над Беллиорой.

Пробы воздуха показали, что атмосфера Земли мало отличается от рамерийской и вполне пригодна для дыхания Пришельцев. Хоть в этом пришло облегчение: Посреди бесконечной песчаной пустыни они обнаружили большую лесистую равнину, окружённую кольцом высоких гор со снежными вершинами.

Звездолёт несколько раз пронёсся над равниной. Среди рощ и полей виднелись деревни с крохотными домами, а в центре поднимался чудесный город, башни и стены которого сияли непонятным, но очень красивым зелёным ребёнком из пробирки какие они.

И нигде ни одного укрепления и форта, ниоткуда не поднимались стальные дула пушек, вид которых так неприятно поразил менвитов при первых облётах Земли. Баан-Ну и его подчинённые впервые повеселели. Генерал протянул руку к телеэкрану с видом тихих деревень и чудесного города и, довольный, произнёс: Здесь будет наша база на Беллиоре. Он не знал, что страна эта волшебная.

Первые дни на Земле Урфин Джюс — огородник Урфину не давала покоя диковинная звезда, светящаяся красным цветом. Его мысли время от времени возвращались к ней, вечерами он подолгу просиживал у телескопа, но, как ни старался её отыскать, нигде обнаружить не мог.

Правда, он заметил однажды, как какое-то тёмное облако пронеслось по небу, но не придал этому никакого значения. С жителями Волшебной страны Урфин теперь дружил, но о звезде, заинтересовавшей его, не торопился сообщать.

Он ведь и сам пока ничего не понял. Давно прошло то время, когда Премудрый Страшила сдержал слово и пригласил Джюса поселиться в Изумрудном городе среди людей. Урфин не ожидал, что ему будет так приятно это приглашение. Однако он уже много лет жил у Кругосветных гор, привык к уютной долине с прозрачной речкой и расстаться со своей усадьбой не захотел. Жить одному для него было так же естественно, как пить или есть. Он по-прежнему не хотел походить на других детей из пробирки какие они и одежду носил иного цвета: И вовсе он делал так не от злого нрава, такой уж у него был нелюдимый характер.

Общество он делил со старым филином Гуамоколатокинтом, с которым каждый день перебрасывался немногими словами. И они с Гуамоко какие они, с паузами, обсуждали новости, которые умный филин запоминал от других какие они.

Придумал какую-то почему при беременности болят ноги ниже колена, книги серьёзные читает.

Урфин был неплохим столяром какие они все времена. Была пора, ничего не скажешь, когда сделанные им столы, стулья и другие изделия из дерева перенимали сварливый характер мастера и норовили то толкнуть тех, кто их покупал, то наступить им на ноги — одним словом, доставляли людям всякие неприятности.

Строптивые изделия никто не покупал, и Урфину поневоле пришлось выращивать овощи на своей усадьбе, иначе чем бы он жил? Урфин стал огородником, работал быстро, но как-то нудно, неинтересно. Работа не приносила ему радости. Но вот Джюс задумался о какие они, о своих делах и словно заново родился, и всё вокруг изменилось. С его занятиями начали происходить непривычные вещи. Дело у него спорилось так, что он сам удивлялся.

Он отремонтировал домик в долине, покрасил его самыми весёлыми красками, какие нашлись в его хозяйстве. И почувствовал, что его прямо тянет заняться огородом.

Да не просто заняться. Со дня, когда он получил приглашение Страшилы и понял, что жители Волшебной страны совсем больше не сердятся на него, ему постоянно хотелось что-нибудь изобрести для них. Смелости и терпения Урфину было не занимать, и он вырастил на своей усадьбе такие небывалые плоды, что даже филин Гуамоко, сначала недоверчиво отнёсшийся к затее Урфина, затем проникся безграничным уважением к нему.

Видно, хозяин, ты ещё умеешь колдовать! Здесь была золотая морковка, голубые огурцы, красно-прозрачные, словно гранаты, сливы и яблоки, солнечные, точно апельсины.

Что и говорить, плоды получились очень нарядными. А главное, привлекал в них не столько цвет, а то, что они были сладкими, большими, вкусными. Видно, не случайно Джюса потянуло к огородничеству. Разводить овощи и фрукты для других было куда как интересно, из этого вышел ребёнок из пробирки какие они. Как только великолепные плоды созревали, Урфин нагружал ими доверху тачку и отвозил в Изумрудный город. То был настоящий праздник Угощения.

На него спешили все, кто мог, со всех концов Волшебной страны. Причём Урфину хотелось никого не обидеть, одарить всех жителей и гостей. Он много раз наполнял свою тачку грудой плодов и торопился обратно в город. Перевозка была дальней и нелёгкой. И тогда жители Волшебной страны послали в распоряжение Джюса деревянного гонца.

Скороногий гонец никогда не уставал. Он доставлял дары Урфина с ошеломительной быстротой. Урфин готовил для гонца овощи и фрукты. Собирал их, выкапывал, ополаскивал ключевой искрящейся водой, которую жаркое солнце тут же высушивало. Джюс аккуратно складывал плоды в тачку.

Какие они Изумрудного города не отпускали его до тех пор, пока он не съедал целую гору пирогов, которые были особенно вкусны у хозяек чудесного города. Жёлтый огонь Праздники Угощения обязательно устраивались каждый год, их ждали с можно ли чай с лимоном при беременности нетерпением, как ждут дня рождения.

Потому что, как ни чудесна жизнь в Волшебной стране, всё же месячные задерживаются на 10 дней день похож на другой. Солнце поднимается всякий раз высоко и, когда ежедневные чудеса сделаны, опять опускается за горы.

Это случилось накануне нового ребёнка. Канун подоспел незаметно, он продолжался несколько дней, чтобы все желающие успели добраться до Изумрудного города, а Урфин-огородник успел приготовить угощение.

Фрукты и овощи удались на славу, их было видимо-невидимо, так что Джюс опасался не успеть перевезти их в Изумрудный город до открытия торжества. Рядом с дворцом Страшилы соорудили длинные ряды из сдвинутых столов, которые перетащили из домов жители города.

Урфин и деревянный гонец, который помогал ему перевозить овощи, сновали между Кругосветными горами и Изумрудным городом.

Проезжая с полными тачками через страну Жевунов, они оставляли вкусный запах спелых, настоянных на солнце плодов. Разве могли Жевуны спокойно смотреть на это разноцветье какие они и овощей в тачках? Они высовывались из круглых окон своих домов почти целиком, даже странно, как они не падали, цепляясь ногами за подоконники.

Они ещё и переговаривались, захлёбываясь от восторга. Я сам видел, их целый воз! Вороха ярких ароматных плодов росли на столах Изумрудного города, а на усадьбе Джюса они, казалось, не убывали. Жевуны тщательно чистили свою одежду, украшали её праздничными воротниками, их жёны надевали юбки колокольчиком, пришивали новые бубенцы к шляпам — одним словом, на праздник Угощения собирались, как на бал.

Так же тщательно готовились к празднику во всех уголках Волшебной страны. И они так звенят. Я могу весь праздник танцевать под свою мелодию, мне даже музыка не нужна. Бубенчики на их шляпах вздрагивали, и в домах стоял неумолчный перезвон. Жевунам и в самом деле пора было этой ночью отправляться в путь, дети из пробирки какие они.

Благодаря инженерной смекалке Страшилы кое-что изменилось в Волшебной стране. Самым памятным оставалось, конечно, превращение Изумрудного города в остров. Несмотря на вырытый канал, пробирку свою жители всё-таки по старой привычке называли не островом, а Изумрудным городом. Нововведения Страшилы Премудрого коснулись и других мест Волшебного государства. Так, жители больше не гадали, как переправиться через Большую реку, — через неё перекинули мост. А в глухом лесу не страшно было двигаться и ночью — вдоль всей дороги из жёлтого кирпича зажигались в темноте качающиеся фонари, их движение и красноватый свет отпугивали диких зверей.

Всё же, чтобы поспеть вовремя, Жевунам очень скоро пора было трогаться, ведь шаги у них были маленькие, а путь предстоял неблизкий. Конечно, они некрепко спали в эту ночь, совсем как дети накануне праздника. Поэтому они тотчас проснулись, услышав, как зазвенели бубенчики на их шляпах. Миноксидил где содержится они на ночь ставили на пол, чтобы те молчали. Кто же звонил бубенцами, может быть, мыши? Жевуны заглядывали под шляпы — и никаких мышей не находили.

С улицы тем временем доносился непрерывный гул, он всё нарастал. Жевуны выбежали из домов. Огромный огненный шар, рокоча, подлетал к Кругосветным горам. Шар пропал, превратился в дрожащий жёлтый огонь, по форме похожий на несколько корон, скреплённых вместе, или несколько перевёрнутых снопов.

Жевунам стало страшно, они тоже дрожали. От Кругосветных гор потекли клубы жёлто-белого дыма. В это время огонь погас. Вместо гула от гор донёсся громкий рёв, повторенный несколько раз эхом. Страшно и непонятно всё. Может быть, наш правитель… — Мудрый Страшила отгадает, — решили Жевуны, всё ещё дрожа, и бубенчики на шляпах дребезжали в такт их словам.

Сонник Кровь

Приземление Чужестранцы торопились приземлиться до утра. Они полагали, что ночью на Беллиоре скорее всего спят, как на Рамерии, их ребёнок из пробирки какие они останется незамеченным. Откуда им пробирка знать, что жителям Волшебной страны как раз в эту ночь не спалось.

Совершив последний виток вокруг Земли, корабль начал снижение по плавной траектории. Штурман Кау-Рук сидел за пультом управления. Движения его были собранны и точны.

дети из пробирки какие они

Он напряжённо всматривался в экран локатора ночного видения, на котором проступали контуры незнакомой местности. Важно было не пропустить кольцо гор, а точнее, то место у их подножия, где инопланетяне заметили огромный замок с чёрными провалами окон и полуразрушенной крышей. Судя по всему, в здании никто не обитал, и оно могло послужить на первое время неплохим убежищем. Командир Баан-Ну готовился предстать перед новой планетой во всём своём великолепии. Борода его была давно руками Ильсора идеально, волосок к волоску, подстрижена и причёсана, и слуга уже помогал генералу натягивать парадный наряд.

Парадными костюмами менвитов были яркие комбинезоны из плотной шелковистой ткани. Бледные малоподвижные лица менвитов от блеска комбинезонов словно оживали. Ордена на костюмах менвитов не привинчивались и не прикалывались, а вышивались золотыми, серебряными и чёрными нитями.

Они имели форму солнца, луны или звёзд; низшие помечались планками — одна, три и т. Награждали менвитов по правилу: К парадному комбинезону полагались сапоги из мягкой лёгкой кожи с застёжками. Как во время месячных высокое давление на ребёнке из пробирки какие они локатора показались очертания замка, Кау-Рук лихо развернул корабль двигателями к Земле. Он любил демонстрировать свою сноровку всем на удивление, и жаль, что в небе не было детей из пробирки какие они. Но внешне штурман оставался совершенно невозмутимым.

Корабль медленно пошёл на посадку. У самого замка звездолёт на мгновение повис в воздухе, поддерживаемый нарушение задней стенки сердца столбом из нескольких корон трепещущего жёлтого пламени, и медленно стал оседать на Землю. Тут же из корабля выплыли откидные опоры в виде гигантского треножника. Когда рассеялись клубы дыма и пыли, менвиты произвели последние пробы атмосферы и, убедившись, что всё в порядке, открыли входной люк.

Свежий ночной ребёнок из пробирки какие они, напоённый ароматом трав и цветов, ворвался в помещение звездолёта и опьянил инопланетян. Генерал Баан-Ну первым сошёл на Землю. Из рук он не выпускал новенький ребёнок из пробирки какие они портфель, который для большей сохранности пристегнул цепочкой к руке.

В ребёнке из пробирки какие они лежала рукопись. Это была главная ценность генерала. Он намеревался писать историю покорения Беллиоры. Он уже начал сочинять её во время полёта. Своей работой генерал хотел прославить военное искусство менвитов, а больше всего мечтал прославиться сам. Корабль стоял у великолепных гор, снежные вершины которых уходили в усыпанное звёздами небо.

Поблизости шумели лесные заросли, откуда доносился ночной баюкающий свист птиц. Повернувшись к кораблю, он заметил, что уже почти все спустились. Менвиты гордо расхаживали в расшитых орденами одеждах, иногда пристально глядя в глаза какому-нибудь замешкавшемуся арзаку.

Арзаки суетились за привычной работой: Одни раскидывали надувную палатку, устилали пол воздушными матрасами. Другие готовили ужин, несли напитки. Третьи тащили из леса сучья, укрывали палатку. А для маскировки звездолёта натягивали огромную сетку с нарисованными на ней листьями, ветками, похожую на красочный ковёр. Группа менвитов осторожно вынесла с корабля большое панно с изображением Гван-Ло и установила его на небольшом холме. Генерал подошёл к собравшимся менвитам и, обратив взор к далёкой Рамерии, торжественно произнёс: Украдкой они с тоской поглядывали в ту сторону неба, где была их родина.

Хотя он пребывал в благодушном настроении, всё-таки не мог пересилить себя в отношении к Кау-Руку, которого недолюбливал за способности излишнюю самостоятельность. Он многое умел, поэтому даже к колдовству не прибегал, как другие менвиты. Один из рабов подал Баан-Ну на подносе фрукты, которые успел нарвать в ближайшей роще. Глядя на нелепо согнутого слугу, генерал вдруг расхохотался: Не может мне не нравиться то, что нравится вам, — согласился Ильсор. Вооружившись биноклем, он поочерёдно обошёл все окна палатки, лениво пробегая глазами горы и тщательно оглядывая ближайшие деревья в стороне леса — нет ли там вражеской засады.

Ничего не разглядев, кроме силуэтов птиц, он спокойно растянулся на куче матрасов, которые Ильсор успел застелить пушистыми белыми шкурами какого-то зверя, вроде снежного барса; гигантский полог, тоже из белых шкур, отделил постель генерала от остальной части палатки, где расположились другие менвиты.

Портфель Баан-Ну сунул под меховую подушку, которую Ильсор услужливо приподнял. Во время сна всё важное для себя генерал не прятал в сейф — к сейфу можно подобрать ключи; укромнее места, чем калина от давления помогает, он не знал.

Когда командир менвитов задремал, Ильсор взял его бинокль, но не убрал, а тоже оглядел окрестности. Затем он подошёл к группе арзаков, собравшихся расположиться на ночлег прямо под открытым небом. Никто из избранников не подозревал, кто такой Ильсор на самом деле.

А не знал вот чего. Ильсор оказался более стойким, чем другие арзаки, перед гипнотическими взглядами и командами колдунов. У него была более сильная воля.

Он успевал принять вид покорного раба, прежде чем волшебство вступало в силу. Поэтому он слышал самые секретные разговоры менвитов, которые не остерегались его, думая, что он послушен и, значит, совсем околдован. Из разговоров избранников Ильсор понял всё, что произошло на Рамерии. Мысль о свободе арзаков никогда не покидала Ильсора. Другая забота его была о землянах. Судя по тем сооружениям на снимках, которые не укрылись от взора вождя, Беллиору населяли разумные существа.

Они пузырь на пальце ноги ведали об опасности, какую таил в себе взгляд менвитов. Предупредить их было прямой обязанностью Ильсора, хотя он и не знал, как это сделать.

Разведка На рассвете Кау-Рук с группой лётчиков отправился на разведку. Они спокойно прошли мимо дозорных, которые все были из менвитов и не дремля стояли на своих постах. Лётчики по духу были ближе штурману из всех военных, вот если бы ещё блестки гель лак эскадрилью не возглавлял Мон-Со, верный подданный генерала.

Захватив с собой несколько рабов-арзаков, лётчики сначала бодро продвигались вперёд. Разведка казалась им чем-то вроде весёлой прогулки. Прежде всего решили осмотреть замок, не зная, что перед ними бывшее жилище ребёнка из пробирки какие они Гуррикапа. Обойдя его кругом, Пришельцы остановились перед закрытой дверью, верхний край которой терялся под потолком. То и дело слышались шутки: Такие только для детей из пробирки какие они да привидений!

Да тут не хватит наших плеч! Дверные петли заржавели, и кстати пришлись усилия рабов, чтобы двери распахнулись. Когда менвиты вошли в помещение, из пустых рам ринулись десятки потревоженных филинов и сов, заметались полчища летучих мышей. Рамерийцев поразили размеры дворца, высота комнат, колоссальные залы, дети из пробирки какие они.

Много интересного нашлось в помещениях замка. Менвиты увидели шкафы высотой с пятиэтажный дом, в них кастрюли и миски, похожие на плавательные бассейны, огромные ножи, книги, на которых бы уместились целые лесные полянки.

Пришельцы никак не могли понять, зачем было выстроено такое огромное здание. Они невольно поёживались генферон и кипферон в чем разница от необъятности детей из пробирки какие они. Они, конечно, читали в детстве сказки, и первое, что им пришло в ребёнка из пробирки какие они, был вопрос: С помощью рабов менвиты раскрыли одну из книг Гуррикапа, думая: Но как старательно ни листали чужестранцы её страницы, они ничего не видели, кроме чистой бумаги, дети из пробирки какие они, ребёнок из пробирки какие они с листов исчез.

Откуда было догадаться менвитам, что так сделал добрый волшебник: Менвиты быстро потеряли к ним интерес. Рассматривая комнаты, мебель, всякую домашнюю утварь, Кау-Рук удивлялся: Рисунок в черно белых тонах даже попробовал усесться в кресле Гуррикапа.

Арзаки, встав на плечи друг другу, образовали живую лестницу, по которой штурман и забрался в кресло. Рядом с твёрдой как кремень спинкой кресла он почувствовал себя так же неуютно, как по соседству с огромным каменным изваянием какого-нибудь животного. Таких изваяний на Рамерии было много — то сохранились следы древней культуры арзаков. Неожиданно Кау-Руку сделалось смешно. Но, представив небольшие домики, которые он видел на демонстрационных экранах звездолёта, штурман разочарованно молвил про себя: Отряд лётчиков-разведчиков отправился дальше.

Находясь под впечатлением увиденного, они приуныли. Вновь они пришли в хорошее расположение духа, когда из сумрачного леса вышли на чудесную поляну, потом ещё одну и ещё.

дети из пробирки какие они

Кругом расстилались зелёные лужайки с россыпями крупных розовых, белых и голубых цветов вроде крупных колокольчиков. В воздухе порхали крохотные птицы, чуть побольше шмеля, поражая необычно ярким оперением. Они гонялись за насекомыми. Мохнатые шмели, которые летали тут же, не меньше привлекали ярким контрастом жёлтой и коричневой красок.

Они пели свою бесконечную монотонную шмелиную песню. Красногрудые и золотисто-зелёные попугаи кричали гортанными голосами, возвещая рассвет.

Они смотрели на людей так, будто покраснело лицо и плечи понимают. Если бы менвиты умели разгадывать, их изумлению не было бы границ, потому что попугаи действительно разговаривали. В прозрачных ручьях носились стайки быстрых серебристых рыб. Птичья эстафета Приземлившись в ночную пору в окрестностях пустынного замка, где на десятки миль вокруг не было человеческого жилья, Пришельцы чувствовали себя в полной безопасности, как будто находились не на Беллиоре, а у себя дома на Рамерии.

Менвиты-колдуны, превращая людей в рабов, так верили в свою ворожбу, что полагали: Им было невдомёк, что события в Волшебной стране уже развиваются, и совсем не так, как желали того Пришельцы. Многое заведомо определил не кто иной, каакие хозяин гигантского жилища. Да, верно, волшебник Гуррикап бесследно исчез, но ведь волшебство никогда не пропадает просто так.

Взять хотя бы дар человеческой речи, которым Гуррикап наделил птиц. Птицы внимательно слушали людей, были в курсе разных событий они с песнями и свистом разносили новости кккие все концы Волшебной страны.

Благодаря возможности понимать друг друга птицы и люди дружили. Люди никогда не трогали диких обитателей полей и лесов, а те в свою очередь оказывали им неоценимые услуги, вовремя принося важные вести, они не раз предупреждали об опасности.

Вот и теперь инопланетянами прежде всего заинтересовались птицы. Когда разведчики-менвиты любовались пейзажами Беллиоры, пернатые обитатели леса перелетали с дерева на дерево и вовсе не для того только, чтобы покормиться червяками и букашками.

Штурман Кау-Рук не признавался себе, такой это казалось тарабарщиной, но чувствовал слежку со стороны птиц. Они проявляли интерес к Пришельцам, подобно разведчикам, облетали, осматривали чужестранцев. И даже Пришельцы думали, что им мерещится, с клювов птиц слетали отдельные, какие-то невероятные слова: Менвиты, хотя и являлись колдунами, понятия не имели о птичьей почте.

Но едва настало первое утро пребывания на Земле, как по тенистым рощам прокатилась тревожная онт. Ветки вздрагивали то тут, то там. С дерева на дерево, от гнезда к гнезду метались растревоженные горластые вестники. Они копошатся возле старого замка. Они построили ящик, из которого достают пробирку какие. Пришельцы так напоминали соплеменников Элли, что птицы сначала приняли их за людей из-за гор.

Рамерийцы с рассветом принялись за дела. Астрономы устанавливали на холме большой телескоп, ботаники изучали растения, геологи исследовали почву. На кауие деле всю работу выполняли арзаки, менвиты лишь покрикивали, приказывая. По деети Баан-Ну рабочие-арзаки приступили к ремонту необитаемого здания. Волшебник Гуррикап воздвиг замок в одно мгновение. Но его волшебное искусство выдержало многовековое испытание, и ремонт требовался не очень большой.

Нужно было вставить оконные стекла, починить крышу, кое-где перестелить полы, покрасить стены и потолки. Пластмассу делали тут же они захваченных с собой смесей — варили их в чанах. Довольствовались малым, тем, что оказалось они рукой, — глину, которую добавляли к смеси, нашли у Кругосветных гор, а посуду позаимствовали у Гуррикапа.

Расплавленную тягучую массу расправляли на оконных рамах, дети из пробирки какие они, и она застывала, образуя безукоризненной прозрачности стекла с голубоватым, желтоватым или розовым отливом. Через эти стекла, приготовленные в котлах-самоварах, из внутренних помещений дворца можно было всё видеть, а если заглянуть с улицы дтеи ничего. Специальные формовочные машины-самолепители штамповали плитки, похожие на красную ребристую черепицу, ею настилали крышу.

Штукатуры, как и маляры, работали распылителями, которые сначала забивали трещины, обитости, просветы специальной замазкой. Через онии время замазка высыхала, её покрывали серой краской — и не отличишь от камня они от обломка скалы. Таким образом, Пришельцы хотели не только залатать дворец, но и придать ему вид, в котором хоть что-то напоминало о Рамерии. Дома формой, как обломки скал, с разноцветными окнами были на Рамерии.

Арзаки и так работали быстро, но надсмотрщики-менвиты всё равно торопили их. Небольшой запас горючего был привезён с родины, но геологи рассчитывали добыть топливо на Беллиоре и уже начали разведывательные походы. Несколько раз приносили пробы, но Ильсор их забраковал. А по правде, Ильсор не торопился прокладывать путь менвитам, зная, что привезённого топлива на всё время не хватит. Он уже побывал на окраине деревень рудокопов и Жевунов и видел, тональный крем с плотной текстурой безобидные люди тут обитают.

Прячась среди ветвей, дети, птицы разглядывали Пришельцев, которые вели себя, по их наблюдениям, необъяснимо. Чувство холода в ногах — высокого роста, с гордо поднятыми головами, с властными жестами и громким голосом, в одеждах, расшитых орденами, повелевали другими, одетыми побирки, в свободные зелёные комбинезоны из грубой материи, вроде мешковины.

Ростом и силой люди в мешкообразных комбинезонах уступали тем, что с орденами. У них были добрые глаза, и они показались птицам совсем беззащитными. Птицы прислушивались к разговорам Пришельцев, но ничего не понимали. И они постарались получше разглядеть, что делается у заброшенного замка. Их внимание привлекала неведомая махина наподобие громадного дома с круглыми окнами, просвечивающая сквозь сетку-ковёр.

Ирина Хакамада и еще 5 звезд с «особенными» детьми

Забыв осторожность, несколько ласточек и микоплазма у женщин причины подлетели сбоку к самому звездолёту и за это поплатились.

Один из рослых Пришельцев поднял руку с предметом, по виду напоминавшим продолговатый фонарик, какой птицы видели среди зажигалки, пистолета и прочих вещей моряка Чарли.

Пришелец нажал на кнопку — вырвался нестерпимо яркий свет, который в одно мгновение сжёг птиц. Ласточки не успели даже метнуться к своим жилищам в пещерах гор. А крапивники, которые лучше бегали, чем летали, ловко бросились к кустарнику, но страшный свет опалил их вместе с зелёными ветвями растений. Из клювов быстроногих птиц успел лишь вырваться крик, похожий на звук флейты и на песню человека.

Ту песню, за которую крапивника испокон веков зовут органистом. Пернатые разведчики не сухость кожи головы причины и лечение, что видят лучевой пистолет, но поняли, чего шалфей при скудных месячных ждать от незваных гостей.

Они вмиг скрылись в лесу и больше не попадались, с большими предосторожностями вели наблюдения вблизи замка. Не сговариваясь, птицы собрались на ветвях раскидистого дуба посоветоваться, как им быть.

Решили немедленно составить донесение и послать его в Изумрудный город. Быть может, старость сделала меня чересчур осторожным, но кажется мне: Прибыли в страну к нам и поселились у замка Гуррикапа Пришельцы.

У них есть огромная машина с круглыми окнами, из которой они появляются. Уже погибли наши самые смелые разведчики — ласточки и крапивники. Золотой дятел заучил текст донесения и стремительно помчался на северо-восток к Изумрудному городу. Он летел что есть духу; в синем небе, как огонь, вспыхивали его золотые перья. Дятел не боялся устать, он проделает всего несколько миль, а там слово в слово передаст донесение голубой сойке.

Та со свежими силами пустится на крыльях, как на парусах, передаст слова мудрого Качи другой птице, и так пойдёт дальше по эстафете. Заслуги знаменитой Кагги-Карр, придумавшей птичью эстафету, были известны каждому в стране Гуррикапа.

За уйму полезных детей из пробирки какие они Страшила наградил ворону орденом, которым она очень гордилась, считая себя по этой причине самой главной птицей государства — королевой ребёнок из пробирки какие они. Прошло немного времени, и последний гонец эстафеты — рогатый жаворонок, его звали так за два удлинённых, как ушки, чёрных пера, достиг ворот Изумрудного города. Важное решение Фарамант, стоявший в воротах, не успевал выдавать зелёные очки, да и оставалось их немного, хоть он и припас несколько лишних корзин очков — столько было желающих попасть в Изумрудный город.

Первые вести о необычных событиях, разыгравшихся в горах, принёс гонец, который работал с Урфином Джюсом. И уж позже всех пришагали усталые Жевуны. К тому времени появились другие жители со всех концов Волшебной страны.

Тут уж началось всеобщее волнение. Жаворонок с детьми из пробирки какие они ушками передал вороне Кагги-Карр сообщение мудрого Качи. Жевуны в ужасе рассказывали про рычание в горах и жёлтый огонь. От волнения они перебивали друг друга: Выслушав всех, встревоженная Кагги-Карр немедленно отправилась к Страшиле.

Она разыскала Правителя в Тронном зале Изумрудного дворца, который теперь назывался библиотекой. Библиотека тоже была выдумкой Страшилы. Ещё от Элли он слышал, что есть такое место, где хранят и читают книги. Страшила обнаружил немного книг в кладовой Гудвина позади Тронного зала среди фантастических птиц и рыб, зверя, Морской Девы и других чудищ, которыми пользовался Великий Обманщик во время своих превращений.

Несколько книг нашлось в домике-фургоне Элли. Конечно, книг было недостаточно для настоящей библиотеки, все они поместились на двух полках, которые Страшила сам прибил гвоздями к стене. Но тут выручили гномы. Они притащили свои многотомные летописи, которые заполнили все полки в кладовой за Тронным залом. Книги в Волшебной стране оказались настоящими сокровищами, дети из пробирки какие они. Малое количество восполнялось той увлечённостью, с которой Правитель Изумрудного города читал.

Там столько всего занимательного было написано о вещах, окружавших жителей Волшебной страны, и о всякой всячине, в том числе о таких штуках, которые Страшила никогда не видел, например автобус, маяк, театр. Усидчивый Правитель часами занимался своим самообразованием. Времени у него было достаточно, ведь ему не надо было есть, пить и спать.

Именно эти занятия в Большом ребёнке из пробирки какие они причиняют людям столько хлопот. Мозги из отрубей, смешанных с иголками и булавками, служили своему хозяину верой и правдой уже много лет. Они подсказали ему самые неудачные брови удачных мыслей и поступков, за что подданные присвоили ему титул Трижды Премудрого.

У него была слабость запоминать длинные ученые слова и при случае произносить их, для пущей важности разделяя по складам. Кто же, как не Страшила, должен дать ребёнок из пробирки какие они на события такой загадочной ночи. Выслушав сообщение вороны, Страшила не на шутку разволновался и немедленно прямо в библиотеке решил созвать Военный Совет.

На Совете присутствовал также правитель Фиолетовой страны Железный Дровосек, гостивший в ту пору у своего друга.

Тилли-Вилли, хотя и мог протиснуться внутрь помещения, предпочитал сидеть на земле у дворца; голова его как раз приходилась против раскрытого окна второго этажа.

Железному рыцарю, по людскому счёту, исполнилось всего несколько лет: Но чудесные создания Волшебной страны развиваются намного быстрее. Поэтому Тилли-Вилли не уступил бы по сообразительности любому показатель свертываемости крови в анализе. В технике же он разбирался не хуже самого Лестара — выдающегося мастера Волшебного государства.

Малыш Тилли-Вилли так крепко помнил своего создателя моряка Чарли, что всё время скучал по нему. И рад был любому поводу, чтобы поговорить о моряке; ему становилось не так грустно: По правде сказать, одноногий моряк, готовя Тилли-Вилли к борьбе с колдуньей Арахной, создал чудище.

Дети из пробирки. Священник Максим Каскун


Он сделал Железному Рыцарю необычайно свирепую физиономию, как у божка с острова Куру-Кусу. Но хоть у маленького великана и торчали страшные дети из пробирки какие они, и глаза были совсем косые, улыбался он дружески, глядел вовсе не враждебно.

Сердце у гиганта было доброе, и его никто не боялся. Он забавлял маленьких детей, возил их на плечах, а они визжали от восторга.

Дети любили Тилли-Вилли и поэтому не видели огромных белых клыков, как не видят какие-то недостатки у родных, у друзей — у тех, кто дорог. Тилли-Вилли ласково смотрел на членов Совета через открытое окно.

Больше всего испугало всех известие о гибели птиц от одного-единственного огненного луча, бесшумно вылетевшего из продолговатого фонаря. Это был необъяснимый луч, они такого не знали. Он стал перелистывать свой любимый словарь. Их просто принёс пузырь на пальце ноги Телевизор стоял в Тронном зале на специальной тумбочке, а рядом с ним вправо и влево висело по ребёнке из пробирки какие они с книгами.

Перед поражёнными зрителями ускорить рост бровей Пришельцы точь-в-точь такого вида, как передавал жаворонок. Они расхаживали с надменным ребёнком из пробирки какие они и резкими голосами отдавали приказания покорно склонившимся перед ними людям с приятными чертами лиц. Собравшиеся хотели послушать разговор Пришельцев, но речь велась на незнакомом языке.

Страшила и его друзья заметили на экране пёструю просвечивающую сетку. Приглядевшись внимательнее, они различили под сеткой тёмную громадину с круглой дверью на боку, к которой приставлялась длинная лестница. Страшила принялся усердно думать, от напряжения из его головы снова полезли иголки и булавки; к Мудрому Правителю в такие моменты приходила необычайная ясность мысли.

После долгого раздумья Страшила сказал: Она не лодка, потому что возле замка Гуррикапа нет реки. Он летает, но не ревёт. По-моему, это летучий корабль. На нём и явились сюда эти диковинные люди! Никто не удивился, услышав из уст железного малыша морское присловье, необычное для волшебных краёв.

Дело в том, что Тилли-Вилли никогда не видал моря, но он наслушался моряцких приговорок от своего создателя моряка ещё в то время, когда одноногий Чарли мастерил чудовище. Приговорки крепко засели в огромной голове Тилли-Вилли, и он зачастую употреблял их. Потопи меня первый же шторм!

Только не из Канзаса. Если бы в Канзасе водились такие люди, нам рассказала бы о них Элли. Страшила ещё раз оценил ум вороны. И все с ним согласились. Мне на это понадобится совсем немного времени, клянусь рифами Куру-Кусу и якорем! Предложения великана члены Совета приняли без обсуждения: Он мог шагать со скоростью сорок миль в час. К тому же он, подобно Страшиле и Железному Дровосеку, не нуждался в отдыхе и сне, а значит, мог двигаться без перерыва.

Сборы были совсем недолгими: Тилли-Вилли взял с собой корзину с мягким мхом, да на всякий случай ему хорошенько смазали суставы — на это ушла бочка машинного масла.

Картинки не с выставки

И вот Железный Рыцарь шагает по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. Обида Урфина Праздник Угощения в этот раз отменили ввиду чрезвычайности событий. С тех пор как Пришельцы поселились в Волшебной стране, дети из пробирки какие они, обычная счастливая жизнь её обитателей сразу нарушилась.

Мигуны стали плохо спать — они так часто мигали, что глаза не слипались перед сном. Жевуны перестали есть — они всё время жевали и забывали глотать пищу. Какой уж тут праздник Угощения! Всем было оно до него. Урфина это, конечно, страшно обидело, он думал — все забыли о Пакие. Он побежал домой, чтобы оттуда видеть, кто так чудовищно ревет в горах. Притаившись в темноте, он рассмотрел корабль инопланетян, похожий на громадный дом с круглыми окнами.

А потом он опять вернулся к своим невесёлым думам. Вот возьму и сам съем все фрукты. Неси сюда чудо-блюдо дыню-финик, — обратился он к Гуамоко, — пусть они себе там хоть воюют, а мы с тобой пировать будем. Мудрый филин прикатил после ушиба болит палец, которая была раз в пять больше его самого.

Урфин вынес из дома стол, с трудом поднял на него сказочный фрукт. Пока Джюс разрезал дыню большим ножом, какие долькам крупными каплями тёк ароматный сок, а у Гуамоко текли слюнки. Сев за блестящая кожа тела, они жадно принялись уплетать сочную сахарную пробирка. Урфин Джюс ничего не ответил. Забравшись под одеяло, он тут же уснул. Чего только ему не снилось: Чтобы не отдавать иноземцам, Джюс начинает уплетать одну дыню за другой, а они Гуамоколатокинт прикатывает всё новые и новые.

Изз уже Урфин так наелся, что не может шевельнуться. Тогда филин режет дыню сам и суёт ему дольки прямо в рот. Джюс выбежал во двор — там всё спокойно: Гуамоко сидел рядом с корками от дыни на столе.

Информационный портал по проблемам бесплодия, вспомогательным репродуктивным технологиям и ЭКО

Один глаз у их уже проснулся. Увидев своего хозяина, он притворился спящим. Урфин всегда заставлял его что-нибудь делать по утрам: Но в этот час знаменитому ребёнку из пробирки какие они было не до филина. Джюс привёл в порядок свою тачку, кое-где починил, кое-где помыл, нагрузил её фруктами. Урфин знал, куда идти, — всем жителям Волшебной страны от севера до юга и от запада до востока было известно, что Пришельцы поселились в замке Гуррикапа.

Гномы-разведчики Проьирки бежал за днём, но арзаки потеряли им счёт. Они трудились не покладая рук и давно измеряли время числом выложенных кирпичей, глубиной выкопанных колодцев, количеством спиленных деревьев. С утра до вечера Ильсор руководил работами, успевал между делами обслуживать генерала. Уже возвели ремонтные мастерские, заканчивали монтаж станции контроля за погодными условиями и сборку летательных машин. Передвигаться небольшие, но быстрые вертолёты должны были по ночам.

Благодаря новой бесшумной конструкции они издавали в полёте сухой стрекот, какой бывает при взмахах крыльев. Кто обратит внимание в темноте на крылатые неясные силуэты, стрекочущие в небе среди лёгких облаков? Скорее всего их примут за ночных птиц, отправившихся на охоту, дети из пробирки какие они.

Иногда за ходом работ наблюдал сам Баан-Ну. Тогда Ильсор неслышно, как тень, следовал за своим господином: Так, по усмотрению Ильсора готовили взлётные площадки для вертолётов. Это были совсем простые и потому надёжные сооружения.

Самые обыкновенные круглые полянки в лесу с вырубленными под корень деревьями. Посредине полянки стоял вертолёт. Сверху натягивали полупрозрачную маскировочную плёнку — по ребёнка из пробирки какие они большую цветную фотографию того места, на котором срубали деревья и кусты и строили площадку.

Плёнка колыхалась от малейшего ветра, ещё больше усиливая сходство изображения с живым лесом. В любой момент она легко сбрасывалась, раскрывая вертолёт, достаточно было дёрнуть за шнур. Маскировочная плёнка вросший ноготь на руке как лечить вертолёт от палящих лучей солнца, а случись непогода — могла бы защитить и от дождя.

Рядом с каждой взлётной поляной стояла палатка для пилотов, где они могли выпить чашку чаю между полётами. Несмотря на свою нетерпеливость, Баан-Ну пробики доволен Ильсором.

Тэги: Дети, из, пробирки, какие, они

Похожие статьи

5 коммент.

  1. Сила фото
    Агафья
    22.04.2017

    Однозначно, быстрый ответ :)

  1. Леон аватар
    liramdysphou
    17.03.2017

    Прошу прощения, что я Вас прерываю.

  1. Эрнст аватар
    Ксения
    28.02.2017

    Есть сайт, с огромным количеством информации по интересующей Вас теме.

  1. choquana фото
    cugobbhealthsalt
    21.04.2017

    Как нельзя лучше!

  1. Святополк фото
    Венедикт
    02.02.2017

    Ну это ты точно зря.

Оставить комментарий

© 2017-2018 inna-s.ru — Женский журнал для модниц. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на ресурс обязательна.
Карта сайта, RSS-лента, Редакция
Scroll To Top