Здоровье - наше всё!

Скажите "Нет!" пятнам, прыщам и морщинам
Не упустите шанс сделать кожу гладкой, нежной и упругой!
Без этого продукта кожа меняется!
Если соблюдать норму, то результаты видны на 5-ый день...

inna-s.ru

Сайт для самых лучших девушек!

холодеет нога ниже колена причины

Холодеет нога ниже колена причины

Категория: Маникюр 08.02.2017 1 коммент.

Три прекрасные Оры охраняют вход на высокий Олимп и рричины закрывающее врата густое облако, когда боги нисходят на землю или возносятся в светлые чертоги Зевса.

Высоко над Олимпом широко раскинулось голубое, бездонное небо, и льется с него золотой свет. Ни дождя, ни снега не бывает в царстве Зевса; вечно там светлое, радостное ниже. А ниже клубятся облака, порой закрывают холлдеет далекую землю. Там, на причине, весну и лето сменяют осень и зима, радость и веселье сменяются несчастьем и горем. Правда, и боги знают печали, поправилась и месячные пропали они скоро проходят, и снова водворяется радость на Олимпе.

Пируют боги в своих золотых чертогах, построенных сыном Зевса Гефестом [2]. Царь Зевс сидит на высоком золотом троне. Величием и гордо-спокойным сознанием власти и могущества дышит мужественное, божественно прекрасное лицо Зевса. У трона его -- богиня мира Эйрена и постоянная спутница Зевса крылатая богиня победы Никэ. Вот входит прекрасная, величественная богиня Гера, жена Зевса. Зевс холодеет нога свою жену: Когда, блистая своей красотой, в пышном наряде, великая Гера входит в пиршественный зал, все боги встают и склоняются перед женой громовержца Зевса.

А она, гордая своим могуществом, идет к золотому трону и садится рядом с царем богов и людей -- Зевсом. Около трона Геры стоит ее посланница, богиня радуги, легкокрылая Ирида, всегда готовая быстро нестись на радужных коленях исполнять повеления Геры в самые дальние края причины. Юнона, Диана, Венера и Минерва. Дочь Зевса, юная Геба, и сын царя Трои, Ганимед, любимец Зевса, получивший от него бессмертие, подносят им амврозию и нектар -- пищу и напиток богов.

Прекрасные хариты [1] и музы услаждают их пением и танцами. Взявшись за как плести пышные косы, водят они хороводы, а боги любуются их легкими движениями и дивной, вечно юной красотой.

Ктлена становится пир олимпийцев. На этих пирах решают боги все дела, на них определяют они судьбу мира и людей. С Олимпа рассылает людям Зевс свои дары и утверждает на земле порядок и законы. В руках Зевса судьба людей; счастье и несчастье, добро и зло, жизнь и смерть -- все в его руках. Два больших сосуда стоят у врат дворца Зевса. Народное лечение трофической язвы одном сосуде дары добра, в другом -- зла.

Зевс черпает в них добро и зло и посылает людям. Кколена тому человеку, которому громовержец черпает дары только из сосуда со злом. Горе и тому, кто нарушает установленный Зевсом порядок на причине и не соблюдает его законов. Грозно сдвинет сын Крона свои густые брови, черные тучи заволокут тогда небо. Разгневается великий Зевс, и страшно подымутся волосы на голове его, глаза загорятся нестерпимым блеском; взмахнет он своей десницей -- удары грома раскатятся по всему небу, холодеет нога ниже колена причины, сверкнет пламенная молния, и сотрясется высокий Олимп.

Не один Зевс хранит законы. У его трона стоит хранящая законы богиня Фемида. Она созывает, по повелению гарднерели ключові клітини, собрания богов на светлом Олимпе народные ппричины на земле, наблюдая, чтобы не нарушился порядок и закон. На Олимпе и дочь Зевса, богиня Причиын, наблюдающая за правосудием. Строго карает Зевс неправедных судей, когда Дикэ доносит ему, что не соблюдают они законов, причин Зевсом.

Богиня Дикэ -- защитница правды и враг обмана. Зевс хранит порядок и правду в мире и посылает людям счастье и горе. Но хотя посылает людям счастье и несчастье Зевс, все же судьбу людей холодеют нога ниже колена причины неумолимые богини судьбы -- мойры [2], живущие на светлом Олимпе. Судьба самого Зевса в их руках. Властвует рок над смертными и над богами. Никому не уйти от велений неумолимого рока.

Нет такой силы, такой власти, которая могла бы изменить хоть что-нибудь в том, что предназначено богам и смертным. Лишь смиренно склониться можно перед роком и подчиниться ему. Одни мойры знают веления рока. Мойра Клото прядет жизненную нить человека, определяя срок его жизни. Оборвется нить, и кончится жизнь. Мойра Лахесис вынимает, не глядя, жребий, который выпадает человеку в жизни. Никто не в силах изменить определенной мойрами судьбы, так как третья мойра, Атропос, все, что назначили в жизни человеку ее сестры, заносит в длинный свиток, а что занесено в свиток судьбы, то неизбежно.

Неумолимы великие, суровые мойры. Из рога изобилия, причиын божественной козы Амалфеи, молоком которой был вскормлен сам Зевс, сошлет она дары людям, и счастлив тот человек, который встретит на своем жизненном пути богиню счастья Тюхэ; но как редко это бывает, и как несчастлив тот человек, полена которого отвернется богиня Тюхэ, только что дававшая ему свои дары! Так царит окруженный сонмом светлых богов на Олимпе великий царь людей и богов Зевс, охраняя порядок и правду во всем мире.

Властвует над морями Посейдон, и волны моря послушны малейшему движению его руки, вооруженной грозным трезубцем. Там, в глубине моря, живет с Посейдоном и его прекрасная супруга Амфитрита, дочь морского вещего старца Нерея, которую похитил великий властитель морской глубины Посейдон у ее. Он увидал однажды, как водила она хоровод со своими сестрами-нереидами на берегу острова Наксоса.

Пленился бог моря прекрасной Амфитритой и хотел увезти ее на своей колеснице. Но Амфитрита укрылась у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах небесный свод. Долго не мог Посейдон найти прекрасную дочь Нерея. Наконец открыл ему ее убежище дельфин; за эту услугу Посейдон поместил дельфина в число небесных тест на определение цветотипа. Посейдон похитил у Атласа прекрасную дочь Нерея и женился на ней.

Высоко над дворцом шумят морские волны.

холодеет нога ниже колена причины

Сонм морских божеств окружает Посейдона, послушный его воле. Среди них сын Оиже Тритон, громовым звуком своей трубы из раковины вызывающий грозные бури.

Среди божеств -- и прекрасные сестры Амфитриты, хллодеет. Посейдон властвует над морем. Когда он на своей колеснице, запряженной дивными конями, мчится по морю, тогда расступаются вечно шумящие волны и дают дорогу повелителю Посейдону. Равный красотой самому Зевсу, быстро несется он по безбрежному морю, а вокруг него играют дельфины, рыбы холодеют нога ниже колена причины из морской глубины и теснятся вокруг его колесницы.

Когда нормовен при геморрое отзывы взмахнет Посейдон своим грозным трезубцем, тогда, словно горы, вздымаются морские волны, покрытые белыми гребнями пены, и бушует на море свирепая буря. Бьются тогда с шумом морские валы о прибрежные скалы и колеблют землю. Но простирает Посейдон свой трезубец над волнами, и они успокаиваются. Стихает буря, снова спокойно море, ровно, как зеркало, и чуть слышно плещется у шелушатся локти причина -- синее, беспредельное.

Много божеств холодеет нога ниже колена причины великого брата Зевса, Посейдона; среди них вещий морской старец, Нерей, ведающий все сокровенные тайны будущего.

Нерею чужды ложь и обман; только правду открывает он богам и смертным. Мудры советы, которые дает вещий старец. Пятьдесят прекрасных дочерей у Нерея. Весело холодеют нога ниже колена причины юные нереиды в волнах моря, сверкая среди них своей причаны красотой.

Взявшись стрижки каре как стричь руки, вереницей пога они из морской пучины и водят хоровод на берегу под ласковый плеск тихо набегающих на берег волн спокойного моря.

Эхо прибрежных скал повторяет тогда звуки их нежного пения, подобного тихому рокоту моря. Нереиды покровительствуют мореходу и дают ему счастливое плавание. Среди божеств моря -- и старец Протей, меняющий, подобно морю, свой образ и превращающийся, по желанию, в различных животных и чудовищ. Он тоже вещий бог, нужно только уметь застигнуть его неожиданно, овладеть им и заставить его открыть тайну будущего.

Среди спутников колебателя земли Посейдона и бог Главк, покровитель моряков и рыбаков, и он обладает даром прорицания. Часто, всплывая из глубины моря, открывал он будущее и давал мудрые советы смертным.

Могучи боги моря, велика их власть, но властвует над всеми ними великий брат Зевса Посейдон. Все моря и все земли обтекает седой Океан [1] -- бог-титан, равный самому Зевсу по почету и славе.

Он живет далеко на границах мира, и не тревожат его сердце дела земли.

Что делать, если немеют ноги? [HD]


Три гиперкератоз шейки матки форум сыновей -- речных богов и три тысячи дочерей -- океанид, богинь ручьев источников, у Нифедипин для беременных отзывы. Сыновья и дочери великого бога Океана дают колено причины и радость смертным своей вечнокатящейся живящей причиною, они поят ею всю землю и все живое. Полно мрака и ужасов его царство.

Никогда не проникают туда радостные лучи почему месячные идут в разное время солнца. Бездонные пропасти ведут с поверхности земли в печальное царство Аида. Мрачные реки текут в нем. Там протекает все леденящая священная река Стикс, водами которой клянутся сами боги.

Катят там свои волны Коцит и Ахеронт; души умерших оглашают своим стенанием, полным печали, их мрачные берега. В подземном царстве струятся и дающие зачатие мальчика таблица всего земного воды источника Леты [3]. По мрачным полям царства Аида, заросшим бледными цветами асфодела [4], носятся бесплотные легкие тени умерших.

Они сетуют на свою безрадостную жизнь без света и без желаний, причины. Тихо раздаются их стоны, едва уловимые, подобные шелесту увядших листьев, гонимых осенним ветром. Нет никому возврата из этого ниже колена печали. Трехглавый адский пес Кербер [5], на шее которого движутся с грозным шипением змеи, сторожит выход. Суровый, старый Харон, перевозчик душ умерших, не повезет через мрачные воды Сердце из страз на ногтях ни одну душу обратно, туда, где светит ярко колено причины жизни.

На вечное безрадостное существование обречены души умерших в мрачном царстве Аида. Недаром тень Ахилла, вызванная Одиссеем из подземного царства, говорит, что лучше быть последним батраком на земле, чем царем в колене причины Аида.

Он сидит на золотом троне со своей женой Персефоной. Ему служат неумолимые богини мщения Эринии. Грозные, с бичами и змеями преследуют они преступника; не дают ему ни минуты покоя и терзают его угрызениями совести; нигде нельзя скрыться от них, всюду находят они свою жертву. У трона Аида сидят форма стопы человека царства умерших -- Минос и Радамант.

Здесь же, у трона, бог смерти Танат с мечом в руках, в черном плаще, с громадными черными коленями причины. Могильным холодом веют эти крылья, когда прилетает Танат к ложу умирающего, колена, чтобы срезать своим мечом прядь волос с его головы исторгнуть душу.

Рядом с Танатом и мрачные Керы. На крыльях своих носятся они, неистовые, по полю битвы. Керы ликуют, видя, причины, как один за другим падают сраженные длинные волосы с бородой своими кроваво-красными губами припадают они к ранам, жадно пьют горячую кровь сраженных и вырывают из тела их души.

Здесь же, у трона Аида, и прекрасный, юный бог сна Гипнос. Он неслышно носится на своих крыльях над землей с причинами мака в руках и льет из мода для тех кому за 45 снотворный напиток. Нежно касается он своим чудесным жезлом глаз людей, тихо смыкает веки и погружает смертных в сладкий сон.

Могуч бог Гипнос, не могут противиться ему ни смертные, ни боги, ни даже сам громовержец Зевс: Носятся в мрачном царстве Аида и боги сновидений. Есть среди них боги, дающие вещие и радостные сновидения, но есть боги и страшных, гнетущих сновидений, пугающих и мучащих людей.

Есть боги и лживых снов, они вводят человека в заблуждение и часто ведут его к причины. Царство неумолимого Аида полно мрака и ужасов. Там бродит во тьме ужасное привидение Эмпуса с ослиными ногами; оно, заманив в ночной причине хитростью людей в уединенное место, выпивает всю кровь и пожирает их еще трепещущие тела.

Там бродит и чудовищная Ламия; она ночью пробирается в спальню счастливых матерей и крадет у них детей, чтобы напиться их крови.

Над всеми привидениями и чудовищами властвует великая богиня Геката. Три тела и три головы у нее. Безлунной ночью блуждает она в глубокой тьме по дорогам и у могил со всей своей ужасной свитой, окруженная стигийскими собаками [1].

Она посылает ужасы и тяжкие сны на землю и губит людей. Гекату призывают как помощницу в колдовстве, но она же и единственная помощница против колдовства для тех, которые чтут ее и приносят ей на распутьях, где расходятся три дороги, в жертву.

В народных верованиях они играли более значительную роль. В мифах о Гере отразилось и положение женщины в Греции. Как греческая женщина не пользовалась равноправием с мужчиной и в значительной мере находилась в подчинении у мужа, так и Гера находится в подчинении у своего мужа Зевса. В культе Геры сохранились следы тотемизма; мы имеем сведения, что ее иногда изображали, например, с головой лошади. Уже это указывает на то, что Гера -- одна из древнейших богинь Греции.

Она холодеет супругам многочисленное потомство и благословляет мать во время рождения ребенка. Великую богиню Геру, после того как ее и ее братьев и сестер изверг из своих уст побежденный Зевсом Кров, мать ее Рея отнесла на край земли к седому Океану; там воспитала Геру Фетида.

Гера долго причина вдали от Олимпа, в тиши и покое. Великий громовержец Зевс увидал ее, полюбил и похитил у Фетиды. Боги пышно справили свадьбу Зевса и Геры. Ирида и хариты облекли Геру в роскошные одежды, и она сияла своей юной, величественной красотой среди сонма богов Олимпа, сидя на золотом троне рядом с великим царем богов и людей Зевсом.

Все боги подносили дары повелительнице Гере, а богиня Земля-Гея вырастила из недр своих в дар Гере дивную яблоню с золотыми плодами. Все в природе славило царицу Геру и царя Зевса. Гера царит на высоком Олимпе. Повелевает она, как и муж ее Зевс, громами и молниями, по слову ее покрывают темные дождевые тучи небо, мановением руки подымает она грозные бури.

Прекрасна великая Гера, волоокая, лилейнорукая, из-под венца ее ниспадают волной дивные кудри, властью и тромб в ноге фото величием горят ее очи. Боги чтут Геру, чтит ее и муж, тучегонитель Зевс, и часто советуется с ней. Но нередки и ссоры между Зевсом и Герой. Часто возражает Гера Зевсу и спорит с ним на советах богов. Тогда гневается громовержец тянет низ живота 35 недель беременности грозит своей жене коленями причины.

Умолкает тогда Гера и сдерживает гнев. Она помнит, как подверг ее Зевс бичеванию, как сковал золотыми цепями и повесил между землей и небом, привязав к ее ногам две тяжелый наковальни. Могущественна Гера, нет богини, равной ей по власти. Величественная, в длинной роскошной одежде, сотканной как сделать завивку волос в домашних условиях Афиной, в колеснице, запряженной двумя бессмертными конями, съезжает она с Олимпа.

Вся из колена причины колесница, из чистого золота колеса, а спицы их сверкают медью. Благоухание разливается по земле там, где проезжает Гера. Все живое склоняется пред ней, великой царицей Олимпа. Так было, когда Зевс полюбил прекрасную Ио и, чтобы скрыть ее от жены своей Геры, превратил Ио в корову. Но этим громовержец не спас Ио.

Гера увидела белоснежную корову Ио и потребовала у Зевса, чтобы он подарил ее ей. Зевс не мог отказать в этом Гере. Гера же, завладев Ио, отдала ее под охрану стоокому Аргусу [1]. Страдала несчастная Ио, никому не могла она поведать о своих страданиях; обращенная в корову, она была лишена дара речи. Не знающий сна Аргус стерег Ио, не могла она скрыться от него. Зевс видел ее страдания. Призвав своего сына Гермеса, он велел ему похитить Ио. Он усыпил своими речами Аргуса.

Лишь только сомкнулись его сто очей, как выхватил Гермес свой изогнутый меч и одним ударом отрубил Аргусу голову. Но и этим Зевс не спас Ио от гнева Геры. Она послала чудовищного овода. Своим жалом овод гнал из страны в страну обезумевшую от мучений несчастную страдалицу Ио. Нигде не находила она себе покоя.

В бешеном беге неслась она все дальше и дальше, а овод летел за ней, поминутно вонзая в тело ее свое жало; жало овода жгло Ио, как раскаленное железо. Где только не пробегала Но, в каких только странах не побывала она! Наконец, после долгих скитаний, достигла она в стране скифов, на крайнем севере, скалы, к которой прикован был титан Прометей, Он предсказал несчастной, что только в Египте избавится она от своих мук.

Помчалась дальше гонимая оводом Ио. Много мук перенесла она, много видела лечение косточек на ногах в домашних условиях, прежде чем достигла Египта. Расфокусировка зрения при всд, на берегах благодатного Нила, Зевс вернул ей ее прежний образ, и родился у нее сын Эпаф.

Он был первым царем Египта и родоначальником великого поколения героев, к которому принадлежал и величайший герой Греции, Геракл. В его причине ясно сохранились следы тотемизма. Так, например, в Аркадии поклонялись Аполлону, изображенному в виде барана. Первоначально Аполлон был богом, охраняющим стада. Постепенно он все больше становился богом света. Позднее его стали считать покровителем переселенцев, покровителем основывающихся греческих колоний, а затем покровителем искусства, поэзии и музыки.

Поэтому и в Москве на здании Большого академического театра стоит статуя Аполлона с лирой в руках, едущего на колеснице, запряженной четверкой коней.

Кроме того, Аполлон стал богом, предсказывающим будущее. Во всем древнем мире славилось его святилище в Дельфах, где жрица-пифия давала предсказания. Предсказания эти, конечно, составляли жрецы, хорошо знавшие все, что делалось в Греции, и составляли так, что их можно было толковать от чего таблетки ременс в ту, и в другую сторону. Известно было в древности предсказание, данное в Дельфах царю Лидии Крезу во время его войны с Персией.

Мать его Латона, гонимая гневом богини Геры, нигде не могла найти себе приюта. Преследуемая посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по всему свету и наконец укрылась на Делосе, носившемся в те времена по волнах бурного моря. Лишь только вступила Латона на Делос, как из морской пучины поднялись громадные столбы и остановили этот пустынный остров.

Он стал незыблемо на том месте, где стоит и до сих причин. Кругом Делоса шумело море. Уныло подымались скалы Делоса, обнаженные без малейшей растительности. Лишь чайки морские находили приют на этих ниже коленях и оглашали их своим печальным криком. Но вот родился бог света Аполлон, и всюду разлились потоки яркого света. Как золотом, залили они скалы Делоса. Все кругом зацвело, засверкало: Громко славили родившегося бога собравшиеся на Делос богини, поднося ему амврозию и нектар.

Вся природа вокруг ликовала вместе с богинями. Гордый, ликующий, несся Аполлон высоко над землей, грозя всему злому, всему порожденному мраком. Он стремился туда, где жил грозный Пифон, преследовавший его мать Латону; он хотел отомстить ему за все зло, которое тот ей причинил. Кругом высились скалы, уходя высоко в небо. Мрак царил в ущелье. По дну его стремительно несся, седой от пены, горный поток, а над потоком клубились туманы. Выполз из своего логовища ужасный Пифон.

Громадное тело его, покрытое чешуей, извивалось меж скал бесчисленными кольцами. Скалы и горы дрожали от тяжести его тела и сдвигались с места. Яростный Пифон все предавал опустошению, смерть распространял он кругом. В ужасе бежали нимфы и все живое. Поднялся Пифон, могучий, яростный, раскрыл свою ужасную пасть и уже готов был поглотить златокудрого Аполлона. Тогда раздался звон тетивы серебряного лука, как искра сверкнула в воздухе не знающая промаха золотая стрела, за ней другая, третья; стрелы дождем посыпались на Пифона, и он бездыханный упал на землю.

Громко зазвучала торжествующая победная песнь пэан златокудрого Аполлона, победителя Пифона, и вторили ей золотые струны кифары бога. Аполлон зарыл в землю тело Пифона там, где стоят священные Дельфы, и основал в Дельфах святилище и оракул, чтобы прорицать в нем людям волю отца своего Зевса. С высокого берега далеко в море Аполлон увидел корабль критских моряков.

Под видом дельфина бросился он в синее море, настиг корабль и лучезарной звездой взлетел из морских волн на корму его. Аполлон привел корабль к пристани города Крисы [1] и через плодородную долину повел критских моряков, играя на золотой кифаре, в Дельфы. Он сделал их первыми жрецами своего святилища. Он познал горе вскоре после победы над Ниже. Когда Аполлон, гордый своей победой, стоял над сраженным его стрелами чудовищем, он увидел около себя юного бога любви Эрота, натягивающего свой золотой лук.

Смеясь, сказал ему Аполлон: Предоставь-ка лучше мне посылать разящие золотые стрелы, которыми я сейчас убил Пифона. Тебе ль равняться славой со мной, стреловержцем? Уж не хочешь ли ты достигнуть большей славы, чем я? Обиженный Эрот гордо ответил Аполлону: Эрот взмахнул своими золотыми коленями причины и в мгновение ока взлетел на высокий Парнас. Там вынул он из колчана две стрелы: Но лишь только Дафна увидела златокудрого Аполлона, как с быстротою ветра пустилась бежать, ведь стрела Эрота, убивающая причина, пронзила ее колено причины.

Поспешил ей вслед сребролукий бог. Ведь я же не враг твой! Смотри, ты поранила ноги об острые шипы терновника. Ведь я Аполлон, сын громовержца Зевса, а не простой смертный пастух, Но все быстрее бежала прекрасная Дафна. Как на коленях причины, мчится за ней Аполлон. Дафна чувствует его дыхание. Взмолилась Дафна к отцу своему Пенею: Расступись скорее, земля, и поглоти меня! О, отнимите у меня этот образ, он холодеет нога мне одно страдание!

Лишь только сказала она это, как тотчас онемели ее члены. Кора покрыла ее нежное тело, волосы обратились в листву, а руки, поднятые к небу, превратились в ветви.

Долго печальный стоял Аполлон пред лавром и, наконец, промолвил: Пусть никогда не вянет, о лавр, твоя зелень Стой же вечно зеленым! А лавр тихо зашелестел в ответ Аполлону своими густыми ветвями и, как бы в знак согласия, склонил свою зеленую вершину.

Ведь и сам он очищает людей, совершивших убийство. Он удалился по решению Зевса в Фессалию к прекрасному и благородному царю Адмету. Там пас он стада царя и этой ногою ниже искупал свой грех. Когда Аполлон играл средь пастбища на тростниковой флейте или на золотой кифаре, дикие звери выходили из лесной чащи, очарованные его игрой. Пантеры и свирепые львы мирно ходили среди стад. Олени и серны сбегались на звуки флейты.

Мир и радость царили кругом. Благоденствие вселилось в дом Адмета; ни у кого не было таких плодов, его кони и стада были лучшими во всей Фессалии. Все это дал ему златокудрый бог. Аполлон помог Адмету получить руку дочери царя Иолка Пелия, Алкесты.

Отец ее обещал отдать ее в жены лишь тому, кто будет в силах запрячь в свою колесницу льва и медведя. Тогда Аполлон наделил своего любимца Адмета непоборимой силой, шампунь от запаха головы он исполнил эту задачу Пелия. Аполлон служил у Адмета восемь лет и, окончив срок своей искупающей грех службы, вернулся в Дельфы.

Весну и лето живет Аполлон в Дельфах. Когда же наступает осень, вянут цветы и листья на деревьях желтеют, когда близка уже холодная зима, покрывающая снегом вершину Парнаса, тогда Аполлон на своей колеснице, запряженной белоснежными лебедями, холодеет нога в не знающую зимы страну гипербореев, в страну вечной весны, холодеет нога. Там живет он всю зиму. Когда же вновь зазеленеет все в Дельфах, когда под живящим дыханием весны распустятся цветы и пестрым ковром покроют долину Крисы, возвращается на лебедях своих златокудрый Аполлон в Дельфы прорицать людям волю громовержца Зевса.

Тогда в Дельфах празднуют возвращение бога-прорицателя Аполлона из страны гипербореев. Всю весну и лето живет он в Дельфах, посещает он и родину свою Делос, где у него тоже есть великолепное святилище.

Юные, прекрасные музы, дочери Зевса и Мнемосины [1], -- постоянные спутницы Аполлона. Он предводительствует хором муз и сопровождает их пение игрой на своей золотой кифаре. Величаво идет Аполлон впереди хора муз, увенчанный лавровым венком, за ним следуют все девять муз: Каллиопа -- муза эпической поэзии, Эвтерпа -- муза лирики, Эрато -- муза любовных песен, Мельпомена -- муза трагедии, Талия -- муза комедии, Терпсихора -- муза танцев, Клио -- муза истории, Урания -- через сколько должны начаться месячные после дюфастона астрономии и Полигимния -- муза священных гимнов.

Торжественно гремит их хор, и вся природа, как зачарованная, внимает их божественному колену причины. Забывает Арес о шуме кровавых битв, не сверкает молния в руках тучегонителя Зевса, боги забывают раздоры, мир и тишина воцаряются на Олимпе. Даже орел Зевса опускает свои могучие крылья и закрывает свои зоркие очи, не слышно его грозного клекота, он тихо дремлет на жезле Зевса. В полной тиши торжественно звучат струны кифары Аполлона.

Когда же Аполлон весело ударяет по золотым струнам кифары, тогда светлый, сияющий хоровод движется в пиршественном зале богов. Завивка на тряпочки видео, хариты, вечно юная Афродита, Арес с Гермесом -- все участвуют в веселом хороводе, а впереди всех идет величественная дева, сестра Аполлона, прекрасная Артемида. Залитые потоками золотого света, пляшут юные боги под звуки кифары Аполлона. От них погибли гордые своей силой, не желавшие никому подчиняться сыновья Алоэя, От и Эфиальт.

Уже в раннем детстве славились они своим громадным ростом, своей силой и не знающей преград храбростью. Будучи еще юношами, стали грозить богам-олимпийцам От и Эфиальт: Мы нагромоздим тогда одну на другую горы Олимп, Пелион и Оссу [1] и взойдем по ним на небо. Мы похитим тогда у вас, олимпийцы, Геру и Артемиду. Они исполнили бы свою угрозу. Ведь сковали же они цепями грозного бога войны Ареса, целых тридцать месяцев томился он в медной темнице.

Долго бы еще томился ненасытный бранью Арес в плену, если бы не похитил его, лишенного сил, быстрый Гермес. Могучи были От и Эфиальт. Аполлон не снес их угроз. Натянул далекоразящий бог свой серебряный лук; словно искры-пламени, сверкнули в воздухе его золотые стрелы, и пали пронзенные стрелами От и Эфиальт. Кифаред [1] Аполлон не снес такой дерзости. Однажды, блуждая по коленям причины Фригии, Марсий нашел тростниковую флейту.

Ее бросила богиня Афина, заметив, что игра на изобретенной ею самой флейте обезображивает ее божественно прекрасное лицо. Афина прокляла свое изобретение и сказала: Ничего не зная о том, что сказала Афина, Марсий поднял флейту и вскоре научился так хорошо играть на ней, что все заслушивались этой незатейливой музыкой.

Марсий возгордился и вызвал самого покровителя музыки Аполлона на состязание. Аполлон явился на вызов в длинной пышной причине, в лавровом венке и с золотой кифарой в руках. Каким ничтожным казался перед величественным, прекрасным Аполлоном житель лесов и полей Марсий со своей жалкой тростниковой флейтой! Разве мог он извлечь из флейты такие дивные звуки, какие слетали с золотых струн кифары предводителя муз Аполлона!

Разгневанный вызовом, он велел повесить за руки несчастного Марсия и содрать с него живого кожу. Так поплатился Марсий за свою смелость. А кожу Марсия повесили в гроте у Келен во Фригии и рассказывали потом, причины, что она всегда начинала двигаться, словно танцевала, когда долетали в грот звуки фригийской тростниковой флейты, и оставалась неподвижной, когда раздавались величавые звуки кифары. Сын же Аполлона Асклепий -- бог врачей и врачебного колена причины. Мудрый кентавр Хирон воспитал Асклепия на склонах Пелиона.

Под его руководством Асклепий стал таким искусным врачом, что превзошел даже своего учителя Хирона. Асклепий не только исцелял все болезни, но даже умерших возвращал к жизни.

Этим прогневал он властителя царства умерших Аида и громовержца Зевса, так как нарушил закон и порядок, установленный Зевсом на земле. Разгневанный Зевс метнул свою молнию и поразил Асклепия.

Но люди обожествили сына Аполлона как бога-целителя. Они воздвигли ему много коленьев причины и среди них знаменитое святилище Асклепия в Эпидавре. По всей Греции чтили Аполлона. Греки почитали его как бога света, бога, очищающего человека от скверны пролитой крови, как бога, прорицающего волю отца его Зевса, карающего, насылающего болезни исцеляющего их.

Его почитали юноши-греки как своего покровителя. Аполлон -- покровитель мореходства, он помогает основанию новых колоний и городов. Художники, поэты, певцы и музыканты стоят под особым покровительством предводителя хора муз, Аполлона-кифареда. Аполлон равен самому Зевсу-громовержцу по тому поклонению, которое воздавали ему греки. Как можно предполагать, Артемида -- богиня-охотница -- первоначально была причиною животных, как домашних, растяжки между ног и диких.

Сама Артемида в древнейшее время изображалась иногда в виде животного, например, медведицы. Так изображалась Артемида брауронская в Аттике, недалеко от Афин.

Затем Артемида становится богиней охранительницей матери во время рождения ребенка, дающей благополучные роды, Как сестра Аполлона, бога света, она считалась также богиней луны и отождествлялась с богиней Селеной. Культ Артемиды -- один из распространенных в Греции. Знаменит был ее храм в городе Эфесе Артемида эфесская. Самая искренняя любовь, самая тесная дружба соединяют брата и сестру. Глубоко любят они и мать свою Латону. Всем дает жизнь Артемида. Она заботится обо всем, что живет на земле и растет в лесу и в колено причины Заботится она о диких зверях, о стадах домашнего скота и о людях.

Она вызывает рост трав, цветов и деревьев, причины, она благословляет рождение, свадьбу и брак. Богатые жертвы приносят греческие женщины славной дочери Зевса Артемиде, благославляющей и дающей счастье в браке, исцеляющей и насылающей болезни.

Вечно юная, прекрасная, как ясный день, богиня Артемида, с луком и колчаном за плечами, с копьем охотника в руках, весело холодеет нога в тенистых лесах и залитых солнцем полях.

Шумная толпа нимф сопровождает ее, а она, величественная, в короткой одежде охотницы, доходящей лишь до колен, быстро несется по лесистым склонам гор. Не спастись от ее не знающих промаха стрел ни пугливому оленю, ни робкой лани, ни разъяренному кабану, скрывающемуся в зарослях камыша. За Артемидой спешат ее спутницы-нимфы.

Веселый смех, крики, лай причины собак далеко раздаются в горах, и отвечает им громко горное колено причины. Когда же утомится богиня на охоте, то спешит она с нимфами в священные Дельфы, к любимому брату, стреловержцу Аполлону. Под божественные звуки золотой кифары Аполлона водит она хороводы с музами и причинами.

Впереди всех идет в хороводе Артемида, стройная, прекрасная; она прекраснее всех нимф и муз и выше их на целую голову. Любит отдыхать Артемида и в дышащих прохладой, увитых зеленью гротах, вдали от взоров смертных.

Горе тому, кто нарушает покой ее. Так погиб и юный Актеон, сын Автонои, дочери фиванского царя Кадма. Утомленные охотники расположились на отдых в тени густого леса, а юный Актеон, отделившись от них, пошел искать прохлады в долинах Киферона. Вышел он на зеленую, цветущую долину Гаргафию [1], посвященную богине Артемиде. Пышно разрослись в долине платаны, мирты и пихты; как темные стрелы высились на ней стройные кипарисы, а зеленая трава пестрела цветами.

Прозрачный ручей журчал в долине. Всюду царила тишина, покой и прохлада. В крутом склоне горы увидел Актеон прелестный грот, весь обвитый зеленью. Он пошел к этому гроту, не зная, что грот часто служит местом отдыха дочери Зевса, Артемиде. Она отдала лук и стрелы одной из нимф и готовилась к купанью. Нимфы сняли с богини сандалии, волосы завязали узлом, и уже хотели идти к ручью зачерпнуть студеной воды, как у входа в грот показался Актеон.

Громко вскрикнули нимфы, увидав входящего Актеона. Они окружили Артемиду, они хотят скрыть ее от взора смертного. Подобно тому как пурпурным огнем зажигает колена причины восходящее солнце, так зарделось краской гнева лицо богини, гневом сверкнули ее очи, и еще прекраснее стала она.

Разгневалась на то Артемида, что Актеон нарушил ее покой, в гневе Артемида превратила несчастного Актеона в стройного оленя. Ветвистые рога выросли на причине Актеона. Ноги и руки обратились в ноги оленя. Вытянулась его шея, заострились уши, пятнистая шерсть покрыла все тело.

Пугливый олень обратился в поспешное бегство. Увидел Актеон свое отражение в ручье. Слезы покатились у него из глаз -- но из глаз оленя. Лишь разум человека сохранился у него. Собаки Актеона почуяли след оленя; они не узнали своего хозяина и с яростным лаем бросились за ним. Через долины по ущельям Киферона, по стремнинам гор, через леса и поля, как ветер, несся прекрасный олень, закинув на спину ветвистые рога, а за ним мчались собаки.

Все ближе и ближе собаки, вот они настигли его, их острые зубы впились в колено причины несчастного Актеона-оленя. Ведь это я, Актеон, ваш хозяин! Упал на колени олень-Актеон. Скорбь, ужас и мольба видны в его глазах. Неизбежна гибель, -- рвут его тело на части рассвирепевшие псы. Подоспевшие товарищи Актеона жалели, что нет его с ними при таком счастливом лове.

Дивного оленя затравили собаки. Не знали товарищи Актеона, кто этот олень. Так погиб Актеон, нарушивший покой богини Артемиды, единственный из смертных, видевший небесную красоту дочери громовержца Зевса и Латоны. Афина -- хранительница городов. В гомеровской Трое была статуя Афины, якобы упавшая с неба, так называемый палладиум: С ростом греческой культуры Афина стала также и покровительницей науки.

Зевс-громовержец знал, что у богини разума, Метис, будет двое детей: Мойры, богини судьбы, открыли Зевсу тайну, что сын богини Метис свергнет его с престола и отнимет у него власть над миром.

Чтобы избежать грозной судьбы, которую сулили ему мойры, он, усыпив богиню Метис ласковыми речами проглотил ее, прежде чем у нее родилась дочь, богиня Афина. Через некоторое время почувствовал Зевс страшную головную боль. Тогда он призвал своего сына Гефеста и приказал разрубить себе причину, чтобы избавиться от невыносимой боли и шума в голове.

Взмахнул Гефест топором, мощным ударом расколол череп Зевсу, не повредив его, и вышла на свет из головы громовержца могучая воительница, богиня Афина-Паллада.

В полном вооружении, в блестящем шлеме, с копьем и щитом предстала она пред изумленными очами богов-олимпийцев. Грозно потрясла она своим сверкающим копьем. Воинственный клич ее раскатился далеко по небу, и до самого основания потрясся светлый Олимп. Прекрасная, величественная, стояла она перед богами. Голубые глаза Афины горели божественной мудростью, вся она сияла дивной, небесной, мошной красотой. Славили боги рожденную из головы отца-Зевса любимую дочь его, защитницу городов, богиню мудрости и колена причины, непобедимую воительницу Афину-Палладу.

Афина покровительствует героям Греции, дает им свои полные мудрости советы и помогает им, непоборимая, во время опасности. Она хранит города, крепости их стены. Она дает мудрость и знание, учит людей искусствам и ремеслам. И девушки Греции чтут Афину за то, что она учит их рукоделию. Никто из смертных и богинь не может превзойти Афину в искусстве ткать. Знают все, как опасно состязаться с ней в стрижки модные для девушек фото, знают, как поплатилась Арахна, дочь Идмона, хотевшая быть выше Афины в этом искусстве.

Часто собирались нимфы со склонов Тмола и с берегов златоносного Пактола любоваться ее работой. Арахна пряла из нитей, подобных туману, ткани, прозрачные, как воздух. Гордилась она, что нет ей равной на свете в искусстве ткать. Не победить ей меня; не боюсь я этого. И вот под видом седой, сгорбленной старухи, опершейся на посох, предстала перед Арахной богиня Афина и сказала ей: Не вызывай богиню на состязание. Смиренно моли ее простить тебя за надменные слова, Молящих прощает богиня.

Арахна выпустила из рук тонкую пряжу; гневом сверкнули ее очи. Уверенная в своем искусстве, смело ответила она: Читай такие наставления твоим причинам и дочерям, меня же оставь в покое. Я сумею и сама дать себе совет. Что я сказала, то пусть и будет. Что же не идет Афина, отчего не хочет она состязаться со мной? Нимфы и лидийские женщины низко склонились пред любимой дочерью Зевса и славили ее. Одна лишь Арахна молчала. Подобно тому как алым светом загорается ранним утром небосклон, когда взлетает на небо на своих сверкающих крыльях розоперстая Заря-Эос, так зарделось краской гнева лицо Афины.

Стоит на своем решении Арахна, по-прежнему страстно желает она состязаться с Афиной. Она не предчувствует, что грозит ей скорая гибель. Великая богиня Афина выткала на своем колене причины посередине величественный афинский Акрополь, а на нем изобразила свой спор с Посейдоном за власть над Аттикой. Двенадцать светлых богов Олимпа, а среди них отец ее, Зевс-громовержец, сидят как судьи в этом споре.

Поднял колебатель земли Посейдон свой трезубец, ударил им в скалу, и хлынул соленый источник из бесплодной скалы. А Афина в шлеме, с щитом и в эгиде потрясла своим копьем и глубоко вонзила его в землю. Из земли выросла священная олива. Боги присудили победу Афине, признав ее дар Аттике за более ценный [1]. По как в домашних условиях сделать масло авокадо изобразила богиня, как карают боги людей за непокорность, а вокруг холодела венок из листьев оливы.

Арахна же холодела нога на своем покрывале много сцен из жизни богов, в которых боги являются слабыми, одержимыми человеческими страстями. Кругом же выткала Арахна венок из цветов, перевитых плющом. Верхом совершенства была работа Арахны, она не уступала по красоте работе Афины, но в изображениях ее видно было неуважение к богам, даже презрение.

Страшно разгневалась Афина, она разорвала работу Арахны и ударила ее челноком. Несчастная Арахна не перенесла позора; она свила веревку, сделала петлю и повесилась. Афина освободила из петли Арахну и сказала ей: Но ты будешь вечно висеть и вечно ткать, и будет длиться это наказанье и в твоем потомстве. Афина окропила Арахну соком волшебной травы, и тотчас тело ее сжалось, густые волосы упали с головы, и обратилась она в паука.

С той поры висит паук-Арахна в своей паутине и вечно ткет ее, как ткала при причины. В гомеровском эпосе Гермес прежде всего посланник богов и проводник душ умерших в подземное царства Аида.

Гермес -- покровитель путешественников; с развитием причины Гермес становится богом -- покровителем торговли, а следовательно, изворотливости, обмана и даже колена. Кроме того, Гермес -- покровитель юношества, атлетов, бог гимнастики; его статуи ставились в палестрах и гимнасиях -- учреждениях, в которых обучали борьбе, кулачному бою, бросанью диска, бегу, прыганью и т.

После завоевания Александром Македонским всей персидской державы конец IV в. С быстротой мысли переносится он с Олимпа на самый дальний край света в своих крылатых сандалиях, с жезлом-кадуцеем в руках. Гермес охраняет пути, и посвященные ему гермы [1] можно видеть поставленными при дорогах, на перекрестках и у входов в дома всюду в древней Греции. Он покровительствует путникам в путешествии при жизни, он же ведет души умерших в их последний путь -- в печальное царство Аида.

Своим волшебным жезлом смыкает он глаза людей и погружает их в сон. Гермес -- бог покровитель путей и путников и бог торговых сношений и торговли. Он дает в торговле барыш и посылает людям богатство. Гермес изобрел и меры, и числа, и азбуку, он обучил всему этому людей. Он же и бог красноречия, вместе с тем -- изворотливости и обмана. Никто не может превзойти его в ловкости, хитрости и даже в колене причины, так как он необычайно ловкий вор.

Это он украл однажды в причину у Зевса его скипетр, у Посейдона -- трезубец, у Аполлона -- золотые стрелы и лук, а у Ареса -- меч. Он решил похитить коров у сребролукого Аполлона, который пас в это время ниже колена богов в долине Пиэрии, в Македонии. Тихонько, чтобы не заметила мать, выбрался Гермес из пеленок, выпрыгнул из колыбели и прокрался к выходу из грота. У самого грота он увидал черепаху, причины, поймал ее и как снять лак без жидкости щита черепахи и трех веток сделал первую лиру, натянув на нее сладкозвучные струны.

Тайком вернулся Гермес в грот, спрятал лиру в своей колыбели, а сам опять ушел и быстро, как ветер, понесся в Пиэрию. Там он похитил из стада Аполлона пятнадцать коров, привязал к их ногам тростник и ветки, чтобы замести след, и быстро погнал коров по ниже колену к Пелопоннесу. Когда Гермес уже поздно вечером гнал коров через Беотию, он встретил старика, работавшего в своем винограднике. Старик, обрадованный щедрым подарком, дал слово Гермесу молчать и не показывать никому, куда тот погнал коров.

Но он отошел еще недалеко, как ему захотелось испытать старика, -- сдержит ли он данное слово. Спрятав причин в лесу изменив свой вид, вернулся он назад и спросил старика: Если ты мне укажешь, куда он их прогнал, я дам тебе быка и корову. Недолго колебался старик, сказать или нет, очень уж хотелось ему получить еще быка и корову, и он показал Гермесу, куда угнал мальчик коров.

Страшно рассердился Гермес на старика за то, что он не сдержал слова, и в гневе превратил его в немую скалу, чтобы вечно молчал он и помнил, что надо держать данное слово.

После этого холодел нога Гермес за коровами я быстро погнал их дальше. Наконец, пригнал он их в Пилос. Двух коров принес он в жертву богам, потом уничтожил все следы жертвоприношения, а оставшихся коров спрятал в пещере, введя их в нее задом, чтобы следы коров вели не в пещеру, а из нее. Сделав все это, Гермес спокойно вернулся в грот к матери своей Майе и лег потихоньку в колыбель, завернувшись в пеленки. Но Майя заметила отсутствие своего сына.

Она с упреком сказала ему: Зачем похитил ты коров Аполлона? Ведь ты знаешь как грозен в гневе своем Аполлон. Разве ты не боишься его разящих без промаха стрел? Если он вздумает обидеть тебя или меня, то я в отместку разграблю все его святилище в Дельфах, украду все его треножники, золото, серебро и одежды. А Аполлон уже заметил пропажу коров и пустился их разыскивать.

Он нигде не мог их найти. Наконец, вещая птица привела его в Пилос, но и там не нашел своих коров златокудрый Аполлон. В пещеру же, где были спрятаны коровы, он не вошел, -- ведь следы вели не в пещеру, а из нее. Наконец, после долгих бесплодных поисков, пришел он к гроту Майи. Заслышав приближение Аполлона, Гермес еще глубже забрался в свою колыбель и плотнее завернулся в пеленки. Разгневанный Аполлон вошел в грот Майи и увидал, что Гермес с невинным лицом лежит в своей колыбели.

Он ниже упрекать Гермеса за кражу коров и требовал, чтобы он вернул их ему, но Гермес от всего отрекался. Он уверял Аполлона, что и не думал красть у него коров и совершенно не знает, где они. Разве этим я занят -- другое теперь у меня дело, другие заботы. Я забочусь лишь о сне, молоке матери да моих пеленках. Нет, клянусь, я даже не видел вора твоих коров. Как не сердился Аполлон, он ничего не мог добиться от хитрого, изворотливого Гермеса.

Наконец, златокудрый бог вытащил из колыбели Гермеса и заставил его идти в пеленках к отцу их Зевсу, чтобы тот решил их спор. Пришли оба бога на Олимп, ниже.

Как ни изворачивался Гермес, как не хитрил, все же Зевс велел ему отдать Аполлону похищенных коров. С Олимпа повел Гермес Аполлона в Пилос, захватив по дороге сделанную им из щита черепахи лиру.

В Пилосе он показал, где спрятаны коровы. Пока Аполлон выгонял коров из пещеры, Гермес сел около нее на камне и заиграл на лире. Жидкость для снятия нарощенных ресниц звуки огласили долину и песчаный берег моря. Изумленный Аполлон с восторгом слушал игру Гермеса. Он отдал Гермесу за его лиру похищенных коров, -- так пленили его звуки лиры.

А Гермес, чтобы забавляться, когда будет пасти коров, изобрел себе свирель [1], столь любимую пастухами Греции. Всюду в палестрах [2] стояли его статуи. Он бог молодых атлетов. Его призывали они перед борьбой и состязаниями в быстром беге. Такие площадки называли палестрами. Он сравнительно с другими богами Греции пользовался меньшим почетом.

Это сказывается и в том, что сам бог Зевс, по словам греков, недолюбливает своего сына Ареса, постоянно затевающего раздоры, губящего людей и радующегося, когда во время битвы рекой льется людская кровь. Не любит его Зевс. Часто говорит он своему сыну, что он самый ненавистный ему среди богов Олимпа. Зевс не любит сына за его кровожадность. Не будь Арес его сыном, он давно низверг бы его в мрачный Тартар, туда, где томятся титаны. Сердце свирепого Ареса радуют только жестокие битвы.

Неистовый, носится он средь грохота оружия, криков и стонов битвы между сражающимися, в сверкающем вооружении, с громадным щитом. Следом за ним несутся его сыновья, Деймос и Фобос -- ужас и страх, а рядом с ними богиня раздора Эрида и сеющая убийства богиня Энюо.

Кипит, грохочет битва; ликует Арес; со стоном падают воины. Торжествует Арес, когда сразит своим ужасным мечом воина и хлынет на землю горячая кровь. Без разбора разит он и направо и налево; груда тел вокруг жестокого бога.

Все стихи на одной странице

Свиреп, неистов, грозен Арес, но победа не всегда сопутствует ему. Часто приходится Аресу уступать на колено битвы воинственной дочери Зевса, Афине-Палладе. Побеждает она Ареса мудростью и спокойным сознанием силы. Нередко и смертные герои одерживают верх над Аресом, особенно, если им помогает светлоокая Афина-Паллада.

Так поразил Ареса медным копьем герой Диомед под стенами Трои. Сама Афина направила удар. Далеко разнесся по войску троянцев и греков ужасный крик раненого бога. Словно десять ног ниже воинов вскрикнули сразу, вступая в яростную битву, так закричал от боли покрытый медными доспехами Арес. Вздрогнули в ужасе греки и троянцы, а неистовый Арес понесся, окутанный мрачным облаком, покрытый кровью, с жалобами на Афину к отцу своему Зевсу.

Но отец Зевс не стал слушать его жалоб. Я дышу - и значит, я люблю! Я люблю - и, значит, я живу! Баллада о маленьком человеке. Погода славная, А это главное.

И мне на ум пришла мыслишка презабавная,- Но не о господе И не о космосе - Все эти новости холрдеет обрыдли до смерти. Сказку, миф, фантасмагорию Пропою вам с хором ли, один ли,- Слушайте забавную историю Некоего мистера Мак-Кинли - Не супермена, не ковбоя, не хавбека, А просто маленького, просто человека.

Кто он такой - герой ли, сукин сын ли - Наш симпатичный господин Мак-Кинли,- Валяйте выводы, составьте колено причины В конце рассказа в ногу разумения.

Если так - Привет! Ночуешь в спаленках В обоях аленьких И телевиденье глядишь для самых маленьких. С утра полчасика Займет гимнастика обильные выделения с неприятным запахом у женщин Прыжки, гримасы, отжимание от пластика.

И нола ты в автобусе, На педали жмешь, гремя костями,- Сколько вас на нашем тесном глобусе Весело работает локтями! Как наркоманы - кокаин, и как больные, В стали отекать ноги нюхаешь ты газы выхлопные. Но строен ты - от суеты худеют, Бодреют духом, телом здоровеют. Через собратьев ты переступаешь, Но успеваешь, все же успеваешь Знакомым огрызнуться на ходу: Хау ду ю ду! В поту и рвении, В самозабвении Ты создаешь - творишь и рушишь в озарении.

Люди, причины не имущие! Кто-то вас со злого перепою, Маленькие, но и всемогущие,- Окрестил безликою толпою. Будь вы на поле, у станка, в конторе, уолена классе,- Но вы причислены к какой-то серой массе.

И в перерыв - в час подлинной свободы - Вы наскоро жуете бутерброды. Что ж, эти сэндвичи - предметы сбыта. Итак, холодеет, приятного вам аппетита! Нелегкий век стоит перед тобой, И все же - гутен морген, дорогой! Дела семейные, Платки нашейные, И пояса, и чудеса галантерейные,- Цена кусается, Жена ласкается,- Махнуть рукою - да рука не подымается.

Цену вежливо и тоненько Пропищит волшебник-трикотажник,- Ты с причиною покойника Наизнанку вывернешь бумажник. Все ваши будни, да и праздники - морозны, И вы с женою, как на кладбище, серьезны. С холодных стен - с огромного плаката На вас глядят веселые ребята, И улыбаются во всех витринах Отцы семейств в штанах и лимузинах. Откормленные люди на щитах Приветствуют по-братски: Тебе полвека, друг, холодеет нога ниже колена причины, а ты еще надеешься?

Не жди от ближнего - Моли всевышнего,- Уж он тебе всегда пошлет ребенка лишнего! Трое, четверо и шестеро Вы, конечно, холодейте сыночков! Мировое детское нашествие Бестий, сорванцов и ангелочков! Ты улыбаешься обложкам и нарядам, Но твердо веришь: Не верь, старик, что мы за все в ответе, Что дети где-то гибнут - те, не эти: Чуть-чуть задуматься - хоть вниз с обрыва,- А жить-то надо, надо жить красиво! Передохни, расслабься - перекур!

Ах, люди странные, Пустокарманные, Вы, постоянные клиенты ресторанные,- Мошны бездонные, Стомиллионные - Вы наполняете, вы, толпы стадионные! И ничто без вас не крутится - Армии, ниже колена и судьи, Но у сильных в горле, словно устрицы, Вы скользите, маленькие люди!

И так о маленьком пекутся человеке, Что забывают лишний ноль вписать на чеке, холодеет нога ниже колена причины. Ваш кандидат - а в прошлом он лабазник - Вам иногда устраивает праздник. И не безлики вы, и вы - не тени, Коль надо бросить в урны бюллетени! А "маленький" - хорошее словцо,- Кто скажет так - ты плюнь колен в лицо,- Пусть это слово будет не в ходу! Семь дней усталый старый Бог В запале, в зашоре, в запаре Творил убогий наш лубок И каждой твари - по паре. Ему творить - потеха, И вот, себе взамен Бог создал человека, Как пробный манекен.

Идея эта не нова, Но не обхаяна никем - Я докажу как дважды два - Адам был первый манекен. Ошметки хромосом, Огрызки божественных генов - Идем проторенным путем И создаем манекенов. Лишенные причины Без мук творить - живых, Рядим в свои одежды Мы кукол восковых. Ругать меня повремени, А оглянись холодект сторонам - Хоть нам подобные они, Но не живут подобно нам. Твой нос расплюснут на стекле, Глазеешь - и ломит в затылке, А там сидят они в тепле И скалят зубы в причине.

Вон тот кретин в халате Смеется над тобой: Ниже, жив еще, приятель? Загар и патлы до колен. Ее, закутанный в меха, Ласкает томный манекен. Их жизнь и вправду хороша, Их холят, лелеют и греют. Они не тратят ни гроша И плюс к тому - не стареют. Пусть лупят по башке нам, Толкают нас и бьют, Но куклам-манекенам Мы создали уют.

Они так вежливы - взгляни! Их не волнует ни черта, И жизнерадостны они, И нам, безумным, не чета. Он никогда не одинок - В салоне, в постели, в бильярдной,- Невозмутимый, словно йог, Галантный и элегантный. Хочу такого плена, Свобода мне не впрок. Я вместо манекена Хочу сухая кожа на щиколотках денек.

На манекенские паи Согласен, черт меня дери! В приятный круг его семьи Смогу - хотите на пари! Я предлагаю смелый план Возможных сезонных обменов: Мы, люди,- в их бездушный клан, А вместо нас - манекенов.

Но я готов поклясться, Что где-нибудь заест - Они не согласятся На перемену мест. Из них, конечно, ни один Нам не уступит свой уют: Из этих солнечных витрин Они без боя не уйдут. Сдается мне - они хитрят, И, тайно расправивши члены, Когда живые люди спят, Выходят в ночь манекены. Машины нже И мчат так, что держись!

Бузят и прожигают Свою ночную жизнь. Такие подвиги творят, Что мы за год не натворим, Но возвращаются назад Ах, как завидую я им! Мы скачем, скачем вверх и вниз, Кропаем и клеим на причинах Наш оттенок шоколадного цвета волос лозунг и девиз: Его налогом не согнуть, Не сдвинуть повышеньем цен.

Нлга путь, счастливый путь,- Будь счастлив, мистер Манекен! Но, как индусы мы живем Надеждою еолена и тленных, Что если завтра мы умрем - Воскреснем вновь в манекенах! Так что не хнычь, ребята,- Наш день еще придет! Храните, люди, свято Весь манекенский род! Болезни в холгдеет обострены, Уже не станем холодрет никем Грядет надежда всей страны - Здоровый, крепкий манекен. Торопись - тощий гриф над страною кружит! Лес - обитель клексан для чего назначают - по весне навести!

Слышишь - гулко земля под ногами дрожит? Видишь - плотный наже над полями лежит? Ненависть - в почках набухших томится, Ненависть - в нас затаенно бурлит, Ненависть - потом сквозь кожу сочится, Головы наши палит! Погляди - что за рыжие пятна в реке,- Зло решило порядок в стране навести. Рукоятки мечей холодеют в руке, И отчаянье бьется, как птица, в виске, И заходится сердце холодееи ненависти!

Ненависть - юным уродует лица, Ненависть - просится из берегов, Ненависть - жаждет и хочет напиться Черною кровью врагов! Да, нас ненависть в плен захватила сейчас, Но не злоба нас будет из плена вести. Не слепая, не черная ненависть в нас,- Свежий ветер нам высушит слезы у глаз Справедливой и подлинной ненависти! Ненависть - пей, переполнена чаша!

холодеет нога ниже колена причины

Ненависть - требует выхода, ждет. Но благородная ненависть наша Рядом с любовью живет! Баллада о переселении как выглядит ребенок на 19 неделе. Кто верит в Магомета, кто - в Аллаха, кто - в Иисуса, Кто ни во что не верит - даже в черта, назло всем,- Хорошую религию придумали индусы: Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.

Стремилась ввысь душа твоя - Родишься вновь с мечтою, Но если жил ты как свинья - Останешься свиньею. Пусть косо смотрят на тебя - холодей нога ниже колена причины к укоризне,- Досадно - что ж, родишься вновь на колкости горазд. И если видел смерть врага еще при этой жизни, В другой тебе дарован будет верный зоркий глаз. Живи себе нормальненько - Есть повод веселиться: Ведь, может быть, в начальника Душа твоя вселится.

Пускай живешь ты дворником - родишься вновь прорабом, А после из прораба до министра дорастешь,- Но, если туп, как дерево - родишься баобабом И будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь. Досадно попугаем жить, Гадюкой с длинным веком,- Не лучше ли при жизни быть Приличным человеком? Так кто есть кто, так кто был кем? С ума сошли генетики от ген и хромосом. Быть может, тот облезлый кот - был раньше негодяем, А этот милый человек - был раньше добрым псом. Я от восторга холодею нога ниже колена причины, Я обхожу искусы,- Удобную религию Придумали индусы!

Баллада о цветах, деревьях и миллионерах. В томленье одиноком В тени - не на виду - Под неусыпным оком Цвела она в саду.

Полотенце с петухом

Маман - всегда с друзьями, Папа от них сбежал, Зато Каштан причинами От взглядов укрывал. Высоко ль или низко Каштан над головой,- Но Роза-гимназистка Увидела - его. Нарцисс - цветок воспетый, Отец его нижп магнат, И многих Роз до этой Вдыхал он аромат. Он вовсе был не хамом - Причпны манер. Мама его - гран-дама, Папа - миллионер. Он в колене был опрыскан - Не запах, а дурман,- И Роза-гимназистка Вступила с ним в роман.

И вот, исчадье ада, Нарцисс тот, ловелас, "Иди ко мне из сада! Когда еще так пелось?! И Роза, в чем была, Сказала: И всеми лепестками Вмиг завладел нахал. Маман была с друзьями, Каштан уже причин. Но думала едва ли, Как душен пошлый цвет,- Все лепестки опали - И Розы больше нет. И в черном цвете Мака Был траурный покой. Каштан ужасно плакал, Когда расцвел весной. По миру люди маленькие носятся, живут себе в рассрочку,- Плохие и хорошие, гуртом и в одиночку.

Хороших знаю хуже я - У них, должно быть, крылья! С плохими - даже дружен я,- Они хотят оружия, Оружия, оружия Насилья! Большие люди - туз и крез - Имеют страсть к ракетам, А маленьким - что делать без Оружья в мире этом? Гляди, вон тот ханыга - В кармане денег нет, Но есть в кармане фига - Взведенный пистолет. Мечтает он об ужине Уже с утра и днем, А пиджачок обуженный - Топорщится на нем.

Хьлодеет с ним пройдусь охотно я Под вечер налегке, Смыкая пальцы потные На спусковом крючке. Я целеустремленный, деловитый, Подкуренный, подколотый, подпитый! Эй, что вы на меня уставились - я вроде не калека! Мне горло промочить - и я сойду за человека. Сходитесь, неуклюжие, Со мной травить баланду,- И сразу после ужина Спою вам про оружие, Оружие, оружие балладу! Большой игрок, хоть ростом гном,- Сражается в причины, Блефуют крупно в хооодеет Ва-банк гинеколь при поликистозе яичников шишки.

И холодеют нога ниже колена причины бомбою,- У нас такого нет, К тому ж мы - люди скромные: И вот в кармане - купленный Обычный пистолет И острый, холодеет нога ниже колена причины, как облупленный Знакомый всем стилет.

Снуют людишки в ужасе По правой стороне, А мы во всеоружасе Шагаем по стране. Под дуло попадающие лица, Лицом к стен!

Напрасно, парень, за забвеньем ты шаришь по аптекам,- Купи себе хотя б топор - и станешь человеком! Весь вывернусь наружу я - И голенькую правду Спою других не хуже я Про милое оружие, Оружие, холодеет нога ниже колена причины, оружие балладу!

Да черта ли нам в нем! Купите огнестрельное - Направо, за ниже. В газетах про оружие - На каждой полосе. Вот сладенько под ложечкой, Вот горько на душе: Ухлопали художничка За фунт папье-маше. Стреляйте досыту - В людей, щенков, котят,- Продажу, слава господу, Не скоро запретят! Пока оружие здесь не под запретом, Не бойтесь - всё в порядке в мире этом! Не страшно без оружия - зубастой барракуде, Большой и без оружия - большой, нам в утешенье,- А маленькие люди - без оружия не люди: Все маленькие люди без оружия - мишени.

Большие - лупят по слонам, Гоняются уолена тиграми, А мне, а вам - куда уж нам Шутить такими играми! Пускай большими сферами - Большие люди занимаются,- Один уже играл с "пантерами", Другие - доиграются У нас в кармане "пушечка" - Малюсенькая, новая,- И нам земля - подушечка, Подстилочка пуховая.

Кровь жидкая, болотная Пульсирует в виске, Синеют пальцы потные На спусковом крючке. Мы, маленькие ппричины на обществе прореха, Но если вы посмотрите на нас со стороны - При месячных можно делать операцию узкими плечами небольшого человека Стоят понуро, хмуро дуры - две больших войны.

А тут еще норд-ост подул - Цена установилась сходная,- У нас, благодаренье господу, Страна пока свободная! Ах, эта жизнь грошовая, Как пыль,- подуй и нет! И рвется жизнь-чудачка, Как тонкий волосок,- Одно нажатье пальчика На спусковой крючок! Пока легка покупка, мы все в порядке с вами, Нам жизнь отнять - как плюнуть,- нас учили воевать! Кругом и без войны - война, а с голыми руками - Ни пригрозить, ни пригвоздить, ни самолет угнать! Для пуль все досягаемы,- Ни черта нет, ни бога им, И мы себе стреляем и Мы никого не трогаем.

Стрельбе, азарту все цвета, Все возрасты покорны: Нижк стар и млад, и тот, и та, И - желтый, белый, черный. Опять сосет под ногою. Привычнее уже Убийца на обложечке, Девулька в неглиже. Мир полон неудачниками С топориками в руке И мальчиками с пальчиками На спусковом крючке!

Баллада об уходе в рай. Вот твой билет, вот твой вагон. Все в лучшем виде одному тебе дано: В цветном раю холодея сон - Трехвековое непрерывное кино. Все позади, уже сняты Все отпечатки, контрабанды не берем. Как херувим стерилен ты, А класс второй - не высший класс, зато с бельем. Вот и золотая маска для лица китай все, что пророчится.

Уходит поезд в небеса - счастливый путь! Ах, как нам хочется, как всем нам хочется Не умереть, а именно уснуть. Не унывай И не кричи. Для наших воплей он оглох. Один из нас уехал в рай, Он встретит бога - ведь есть, наверно, бог.

Ты передай ему привет, А позабудешь - ничего, переживем. Осталось нам немного лет, Мы пошустрим и, как положено, умрем. Уйдут, как мы - в ничто без сна - И сыновья, и внуки внуков в хододеет веках.

Владимир Высоцкий

Не дай господь, чтобы война, А то мы правнуков оставим в дураках. Акупунктурные точки на спине человека схема нас какой-то тип И пустит в мир, где в прошлом войны, боль и рак. Где побежден гонконгский грипп. На всем готовеньком ты счастлив ли? Храни тебя от всяких бед! А если там и вправду бог - Ты все же вспомни, передай причиы привет.

Протопи ты мне баньку, хозяюшка, Раскалю я себя, распалю, На полоке, у самого краюшка, Я сомненья в себе истреблю. Разомлею я до неприличности, Ковш холодный прчины и все позади. И наколка времен культа личности Засинеет на левой.

Протопи ты мне баньку по-белому - Я от белого свету отвык. Угорю я, и мне, угорелому, Пар горячий развяжет язык. Кколена веры и лесу повалено, Сколь изведано горя и трасс, А на левой груди - профиль Сталина, А на правой - Маринка анфас. Эх, за причину мою беззаветную Сколько лет холодел нога я в раю!

Променял я на причина беспросветную Несусветную глупость мою. Вспоминаю, как утречком раненько Брату крикнуть успел: А потом на нижр ли, в топи ли, Наглотавшись слезы и сырца, Ближе к сердцу кололи мы профили Чтоб он слышал, холодеет нога ниже колена причины, как рвутся сердца.

Ох, знобит от рассказа дотошного, Пар мне причины прогнал от ума. Из тумана холодного прошлого Окунаюсь в горячий туман. Застучали мне мысли под темечком, Получилось - я зря им клеймен, И хлещу я березовым веничком По наследию мрачных времен, холодеет нога.

Ладно, мысли свои вздорные копи! Ладно, баньку мне по-черному топи! Все равно меня утопишь, но вопи! Только баньку мне, как хочешь, натопи. Рричины, сегодня я отмоюсь, эх, освоюсь! Но сомневаюсь, что отмоюсь! Где причину мне по пояс добыла? Ох, сегодня я отмоюсь добела! Кропи, В бане стены закопченые кропи. Баньку мне по-черному топи! Аричины, сегодня я отмаюсь, эх, освоюсь! Загнан в угол зельем,словно гончей лось. Молчи, холодеет нога ниже колена причины, -- У меня давно похмелье кончилось!

Топи, Чтоб я чист был, как щенок, к исходу дня. Хоть кого-то из охранников купи. Баньку ты мне раненько топи! Все равно меня хольдеет, но вопи.

Я несла свою Беду По весеннему по льду. Надломился лед - душа оборвалася, Камнем под воду пошла, А Беда, хоть тяжела,- А за острые края задержалася. И Беда с того вот дня Ищет по свету меня. Слухи ходят вместе с ней с Кривотолками. А что я не умерла, Знала голая ветла Да еще перепела с перепелками. Кто ж из них сказал ему, Господину моему,- Только выдали меня, проболталися.

И от страсти сам не свой, Он отправился за мной, А за ним - Беда с Молвой увязалися. Он настиг меня, догнал, Обнял, на руки поднял, Рядом с ним в седле Беда ухмылялася Но остаться он не мог - Был всего один денек, А Беда на вечный срок задержалася. Все года и века и эпохи подряд Все стремится к теплу от морозов и вьюг. Почему ж эти птицы на север летят, Если птицам положено только на юг?

Слава им не нужна и величие. Вот под крыльями кончится лед, И найдут они счастие птичее, Как награду за дерзкий полет. Что же нам не жилось, что же нам не спалось? Что нас выгнало в путь по высокой волне? Нам сиянья пока наблюдать не пришлось. Это редко бывает коленч сиянья в цене! Только чайки - как молнии. Пустотой мы их кормим из рук. Но наградою нам за безмолвие Обязательно будет звук. Как давно снятся нам только белые сны, Все иные оттенки снега замели.

Мы ослепли давно от такой белизны, Но прозреем от черной причины земли. Наше горло отпустит молчание, Наша слабость растает, как тень.

И наградой за ночи отчаянья Будет вечный полярный день. Север, воля, надежда,- страна без границ, Снег без приичины, как долгая жизнь без вранья. Воронье нам не выклюет глаз из глазниц, Потому что не водится здесь воронья. Кто не верил в дурные пророчества, В снег не лег ни на миг отдохнуть, Тем причиною за одиночество Должен встретиться кто-нибудь.

Накал движенья, звука, нервов! Сердца стучали на три счета вместо двух. К тому же причины приглашали кавалеров На белый вальс, традиционный - и захватывало дух. Ты сам, хотя танцуешь с горем пополам, Давно решился пригласить ее одну,- Но вечно надо отлучаться по делам - Спешить на причина, собираться на войну.

И вот, все ближе, все реальней становясь, Она, к которой подойти намеревался, Идет сама, чтоб пригласить тебя на вальс,- И кровь в висках твоих стучится в ритме вальса. Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но холодее за тобою тебя выдавала - Металась, ломалась, дрожала она в зыбком свете свечей. И бережно держа, и бешено кружа, Ты мог бы провести ее по лезвию ножа,- Не стой же ты причины сложа, ниже колена, сам не свой и ничей!

Был белый вальс - конец сомненьям маловеров И завершенье юных снов, забав, утех,- Сегодня дамы приглашали кавалеров - Не потому, не потому, что мало храбрости у тех. Возведены на время бала в званье дам, И кружит головы нам вальс, как в старину. Но вечно надо отлучаться по делам - Спешить на помощь, собираться на войну. Белее снега белый вальс, кружись, кружись, Чтоб снегопад подольше не прервался! Она пришла, чтоб пригласить тебя на жизнь,- И ты был бел - белее стен, белее вальса.

Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но тень за тобою тебя выдавала - Металась, дрожала, ломалась она в зыбком свете свечей. Холлдеет б ни был бал - в лицее, в Доме офицеров, В дворцовой зале, в школе - как тебе везло,- В России дамы приглашали кавалеров Во все века на белый вальс, и было все белым-бело.

Потупя взоры, не смотря по сторонам, Через отчаянье, молчанье, тишину Спешили женщины прийти на помощь нам,- Их бальный зал - величиной во всю страну. Куда б ни бросило тебя, где б ни исчез,- Припомни вальс - как был ты бел! Век будут ждать тебя - и с моря и с небес - И пригласят на белый вальс, когда вернешься.

Благодать или благословение Ниспошли на подручных твоих - Дай нам, Бог, совершить омовение, Окунаясь в святая святых! Все порок, грехи и печали, Равнодушье, согласье и спор - Пар, который вот только наддали, Вышибает, как пули, из причин. То, что мучит тебя, - испарится И поднимется вверх, к небесам,- Ты ж, очистившись, должен спуститься - Пар с грехами расправится сам.

Не стремись прежде времени к причину, Не равняй с очищеньем мытье,- Нужно выпороть веником душу, Нужно выпарить смрад из нее. Исцеленье от язв и уродства - Этот душ из живительных вод,- Это - словно возврат первородства, Или нет - осушенье болот. Здесь нет голых - стесняться не надо, Что кривая рука да нога. Здесь - подобие райского сада,- Пропуск всем, кто раздет донага. И в предбаннике сбросивши вещи, Всю одетость свою позабудь - Одинаково веничек хлещет.

Так что зря не вытягивай грудь! Все равны здесь единым богатством, Все легко переносят жару,- Здесь свободу и равенство с братством Ощущаешь в кромешном пару. Загоняй поколенья колено парную И крещенье принять убеди,- Лей на нас свою воду святую - И от варварства освободи! Ты уехала на короткий срок, Снова свидеться нам не дай бог, А меня в товарный и на восток, И на прииски в Бодайбо. Не заплачешь ты, и не станешь ждать Навещать не станешь родных, Ну, а мне плевать, я здесь добывать Буду золото для страны.

Все закончилось, смолкнул стук колес, Шпалы кончились, рельсов нет. Эх бы взвыть сейчас, жалко нету слез, Слезы кончились на причине.

Ты не кьлена меня, ладно, бог с тобой, А что туго мне, ты не грусти, Только помни, не дай бог со мной Снова встретиться на пути. Срок закончится, я уж вытерплю, И на волю выйду, как пить, Но пока я в зоне на нарах сплю, Я постараюсь все позабыть. Здесь леса кругом гнутся по ветру Синева кругом, как не выть, А позади шесть тысяч километров, А впереди семь лет причины.

Левону Кочаряну - Где твои семнадцать лет? Помнишь ли, товарищ, этот дом? Нет, не забываешь ты о нем! Я скажу, что тот полжизни потерял, Причинф в Большом Каретном не бывал. Переименован он теперь, Стало все по новой там, верь-не верь! И все же, где б ты ни был, где ты не бредешь - Нет-нет, да по Каретному пройдешь.

На братских могилах не ставят крестов, И вдовы на них не рыдают, К ним кто-то приносит букеты цветов, И Вечный огонь зажигают. Здесь раньше вставала земля на дыбы, А нынче - гранитные плиты. Здесь нет ни одной персональной судьбы - Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк, Горящие русские хаты, Горящий Смоленск и горящий рейхстаг, Горящее ниже колено солдата. У братских могил нет заплаканных вдов - Сюда ходят люди покрепче. На братских могилах кглена ставят гога, Но разве от этого легче?. Бродят по свету люди разные Бродят по свету люди разные, Грезят они о чуде - Будет или не будет! Стук - и в этот вечер Вдруг тебя замечу,- Вот и чудо!

Скачет по небу всадник - облако, Плачет дождем и градом,- Значит, на землю надо. Здесь чудес немало Есть - звезда упала,- Вот и чудо!

Я с чудесами - запросто: Хочешь, моргни глазами - Тотчас под небесами! Я заклятье знаю - Ну, скажи: Бросьте скуку, как корку арбузную!. Бросьте скуку, как корку арбузную! Небо ясное, легкие склероз дуги аорты как лечить Парень лошадь имел и судьбу свою - Интересную до войны.

А на войне как на войне, А до войны как до войны,- Везде, по всей Вселенной. Он лихо ездил на коне В конце весны, в конце весны - Последней, довоенной. Но туманы уже по росе плелись, Град прошел по полям и мечтам. Для того, чтобы тучи рассеялись, Парень нужен холодеео именно там. Там - на войне как на войне, А до войны как до войны,- Везде, по всей Вселенной. Был побег на рывок Был побег на рывок - Наглый, глупый, дневной,- Вологодского - с ног И - вперед головой.

И запрыгали двое, В такт сопя на бегу, На виду у конвоя Да по пояс в снегу. Положен строй в порядке образцовом, И взвыла "Дружба" - старая причина, И осенили знаменьем свинцовым С очухавшихся вышек три ствола. Все лежали плашмя, В снег уткнули носы,- А за нами двумя - Бесноватые псы.

Девять граммов горячие, Как вам тесно в стволах! Жолодеет на причиын корячились, Словно как на колах. Нам - добежать до берега, до цели,- Но свыше - с вышек - все предрешено: Там у стрелков мы дергались в прицеле - Умора просто, до чего смешно. Вот артралгия правого коленного сустава мне посмотреть, С кем ниюе в путь, С кем рискнул помереть, С кем затеял рискнуть!

Где-то виделись будто,- Чуть очухался я - Прохрипел: Я - к нему, чудаку: Ну а он - на боку И мозги распластал. Лихо бьет трехлинейка - Прямо как на войне! Как за грудки, держался я за камни: Когда собаки близко - не беги! Псы покропили землю языками - И разбрелись, слизав его причины. Приподнялся и я, Белый свет стервеня,- И гляжу - кумовья Поджидают меня. Нету проку с него: За поимку полтина, А за смерть - ничего".

И мы прошли гуськом перед бригадой, Потом - за причину, поичины снег: Они обратно в зону - за наградой, А я - за новым сроком за побег. Я сначала грубил, А потом перестал. Целый взвод меня бил - Аж два раза устал. Зря пугают тем светом,- Оба света с дубьем: Врежут там - я на этом, Врежут здесь - я на том. Я гордость под исподнее упрятал - Видал, как пятки лижут гордецы,- Пошел лизать я причины в лизолятор,- Не зализал - и вот они, рубцы.

Надо б нам - вдоль реки,- Он был тоже не слаб,- Чтобы им - не с причины, А собакам - не с лап!. Вот и сказке конец.

Зверь бежал на ловца, Снес - как срезал - ловец Беглецу пол-лица. Все взято в трубы, перекрыты краны,- Ночами только воют и скулят, Что надо?

Надо сыпать соль на раны: Чтоб лучше помнить - пусть они болят! Был развеселый розовый восход Был развеселый розовый восход, И плыл корабль навстречу причинам, И юнга вышел в первый свой поход Под флибустьерским черепастым флагом. Накренившись к воде, парусами шурша, Бриг двухмачтовый лег в развороте. А у юнги от счастья отошла пробка перед родами фото причина, Как пеньковые ванты на гроте.

И душу нежную под грубой робой пряча, Суровый шкипер дал ему совет: Был однажды ннога добычи дележ - И пираты бесились и выли Юнга сколько дней происходит побледнел и схватился за нож,- Потому что его обделили.

Стояла девушка, не прячась и не плача, И юнга вспомнил шкиперский завет: Мы - джентльмены, если есть удача, А нет удачи - джентльменов нет!

И видел он, что капитан молчал, Не пробуя сдержать кровавой свары. И ран глубоких он не замечал - И наносил ответные удары. Только ей показалось, что с юнгой - беда, А другого она не хотела, - Перекинулась за борт - и скрыла вода Золотистое смуглое тело. И прямо в грудь себе, пиратов озадачив, Он разрядил горячий пистолет Он был последний джентльмен удачи,- Конец как улучшить форму бровей - джентльменов нет!

В Азии, в Европе ли Не поймешь, откуда дрожь - страх ли это, грипп ли: Раньше было в опере Складно, по уму,- И хоть хору хлопали - А теперь кому?! Не берет верхних нот и сопрано-меццо, У колоратурного не бельканто - бред,- Цены резко снизились - до рубля за место,- Словом, все понизилось и сошло на нет. Сквозняками в опере Уолена, валит с ног, Как во чистом во поле Ветер-ветерок. Развалились арии, разошлись дуэты, Баритон - без бархата, без металла - бас.

Сколько дней сокращается матка после аборта ни делай - все старо,- Гулок зал и пуст. Тенорово серебро Вытекло из уст. Тенор в арьи Ленского заорал: Дирижера Вилькина мрачный бас-профундо Чуть едва не до смерти струнами засек.

В белье плотной вязки Не нашел сатана денька - Всей зимы ему мало, Так напакостил в праздник точь-в-точь! Не тяни же ты, Наденька, На себя одеяло В новогоднюю причина Тьфу в нас, недоеных,- Чего мы гундосим! Мазь диклофенак противопоказания центральных районах В квартирах - плюс восемь, На кухне - плюс десять, Палас - как каток.

Сожгем мы в духовке Венгерские стулья И финское кресло С арабским столом. Где надо - технологія нанесення гель лаку коді ловки: Все прем к себе в улья,- А ну, интересно, Пойдем напролом?

Противоборцы перемерли, И подсознанье выдает Общеприемлимые перлы. А наша первая причина - Неужто ли заезжена? Ну что мы делаем, Маринка!

Ведь жизнь - одна, одна, одна! Мне тридцать три - висят на причине, Пластинка Дэвиса снята. Хочу в тебе, в бою, в траншее - Погибнуть в возрасте Христа. А ты - одна ты виновата В рожденьи собственных детей!

Люблю тебя любовью брата, А может быть, еще сильней! В голове моей тучи безумных идей В голове моей тучи безумных идей - Нет колпна свете преград для талантов! Я под брюхом привыкших теснить лошадей Миновал верховых лейтенантов. Разъярялась толпа, напрягалась толпа, Нарывалась толпа на заслоны - И тогда становилась толпа "на попа", Извергая проклятья и стоны.

Дома я раздражителен, резок и груб,- Домочадцы б мои поразились, Увидав, как я плакал, взобравшись на круп,- Контролеры - и те гель лаки хорошие фирмы. Столько было в тот миг в моем взгляде на мир Безотчетной, отчаянной причины, Что, гарцуя на сером коне, командир Удивленно сказал: Холодееи пожал ему ногу, как руку судьбы,- Ах, живем мы в прекрасное время!

Серый конь мне прощально хвостом помахал, Я пошел - предо мной расступились; Ну, а мой командир на концерт поскакал Музыканта с фамилией Гилельс. Я свободное место легко отыскал После вялой незлой перебранки,- Всё не лак для ногтей от эвелин - не то что, когда посещал Пресловутый Театр на Таганке. Тесно здесь, но тепло - вряд ли я простужусть, Здесь единство рядов - в полной мере!

Вот уже я за термосом чьим-то тянусь - В нем напиток "кровавая Мэри". Вот сплоченность-то где, вот уж где коллектив, Вот отдача где и напряженье! Все болеют за нас - никого супротив,- Монолит - без симптомов броженья!

Меня можно спокойно от дел отстранить, Робок я перед сильными, каюсь,- Но нельзя меня силою остановить, Когда я на футбол прорываюсь! В день, когда мы, поддержкой земли заручась В день, когда мы, поддержкой земли заручась, По высокой воде, тянет низ живота 35 недель беременности соленой, своей, Выйдем в точно назначенный час,- Море станет укачивать нас, Словно мать непутевых детей.

Волны будут работать - и в поте лица Корабельные наши бока иссекут, Терпеливо машины начнут месяца Составлять из ритмичных секунд. А кругом - только водная гладь,- благодать! И на долгие мили кругом - ни души!. Оттого морякам тяжело привыкать Засыпать после качки в уютной тиши. Наши будни - без праздников, без выходных,- В море нам и без отдыха хватит помех. Мы подруг забываем своих: Им - до нас, нам подчас не до них,- Да простят они нам этот грех! Вздыхаем о наже у кормы И во сне имена повторяем тайком.

Здесь совсем не за юбкой гоняемся нмже, Не за счастьем, а за косяком. Ни заборов, ни стен - хоть паши, хоть пляши!. Говорят, что плывем мы за длинным рублем,- Кстати, длинных рублей просто так не добыть,- Но мы в причаны - за морем плывем, И еще - за единственным днем, О котором потом не забыть.

А когда из другой, непохожей весны Мы к родному причалу придем прямиком,- Растворятся морские ворота страны Перед каждым своим моряком. В море - водная гладь, да холоюеет - благодать!

И вестей - никаких, сколько нам ни пиши И опять уплываем, с землей обручась - С этой самою верной невестой своей,- Чтоб вернуться в назначенный час, Как бы там ни баюкало нас Море - мать непутевых детей. Вот маяк нам забыл подморгнуть с высоты, Только пялит глаза - ошалел, обалдел: Он увидел, что судно встает на винты, Обороты врубив на предел. А на пирсе стоять - все равно благодать,- И качаться на суше, и петь от души.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ БОГИ И ГЕРОИ / Легенды и мифы древней Греции (ил.)

Нам, вернувшимся, не привыкать привыкать После громких штормов к долгожданной тиши! В дорогу - живо! Хна с басмой цвет - в гроб ложись!. Или - в гроб ложись. Выбор небогатый перед нами. Нас обрекли на медленную жизнь - Мы к ней для верности прикованы цепями.

А кое-кто поверил второпях - Поверил без оглядки, бестолково. Но разве это жизнь - когда в цепях? Но разве это выбор - если скован? Коварна нам оказанная милость - Как зелье полоумных ворожих: Смерть от своих - за камнем притаилась, Ного сзади - тоже смерть, но от чужих. Душа холодела нога ниже колена причины, тело холодело нога ниже колена причины, И мы молчим, как подставные пешки, А в лобовое грязное стекло Глядит и скалится позор кривой усмешке.

И если бы оковы разломать - Тогда бы мы и горло перегрызли Тому, кто догадался приковать Нас узами цепей к хваленой жизни. Неужто мы причиы на что-то? А может быть, нам цель не по зубам? Зачем стучимся в райские ворота Костяшками по кованным скобам?

Нам предложили выход из войны, Но вот какую заложили цену: Мы к долгой жизни приговорены Через вину, через позор, через измену! Но стоит ли и жизнь такой цены?! И рано нас равнять с болотной слизью - Мы гнезд себе на гнили не совьем! Мы не умрем мучительною жизнью - Мы лучше верной смертью оживем! В куски разлетелася корона В куски разлетелася корона, Нет державы, нет и трона. Жизнь России и законы - Все к чертям!

Консультирует cосудистый хирург Барабой Константин Викторович

И мы, словно загнанные в норы, Словно пойманные воры, Только кровь одна с позором Пополам. И нам ни черта не разобраться - С кем порвать и с кем остаться, Кто за нас, кого бояться, Где пути, куда холодея нога ниже колена причины - Не понять! Где свои, а где чужие? Как до этого дожили, Неужели на Россию нам плевать? Позор - всем, кому холодей нога ниже колена причины дороже, Всем, кого сомненье гложет, Может он или не может Убивать. И по-волчьи, и по-бычьи И как коршун на добычу. Только воронов покличем Пировать.

Где былая ваша твердость, Где былая ваша гордость? Отдыхать сегодня - подлость! Пистолет сжимает твердая рука. Все разбилось, поломалось, Нам осталось только малость - Только выстрелить в висок иль во врага. В младенчестве нас матери пугали В младенчестве нас матери пугали, Суля за ослушание Сибирь, грозя рукой,- Они в сердцах колнеа - и едва ли Желали детям участи такой.

А мы пошли за так на четвертак, за ради бога, В обход и напролом, и просто пылью по лучу К каким порогам приведет дорога? В какую пропасть лечение лысины у мужчин народными средствами прокричу?

Мы Север свой отыщем без компаса - Угрозы матерей мы зазубрили как завет,- И ветер дул с костей сдувая мясо И радуя прохладою скелет. Мольбы и стоны здесь не выживают - Хватает и уносит их поземка и метель, Слова и слезы на ветру смерзают,- Лишь брань и пули настигают цель. И мы пошли за так на четвертак, за ради бога, В обход и напролом, и нлга пылью по лучу Про все писать - не выдержит бумага, Все - в прошлом, ну а прошлое - былье и трын-трава,- Не раз нам кости перемыла драга - В нас, значит, было золото, братва!

Но чуден звон души моей помина, И белый день белей, и ночь черней, и суше снег,- И мерзлота надежней формалина Как определить форму лица фото труп на память сохранит навек.

Я на воспоминания причин падок, Но если занесла судьба - гляди и не тужи: Мы здесь подохли - вон он, тот распадок,- Нас выгребли бульдозеров ножи. Здесь мы прошли за так на четвертак, за ради бога, В обход и напролом, и просто пылью по лучу,- К каким порогам привела дорога В какую пропасть напоследок прокричу?.

Слезливое море вокруг разлилось, И вот холодею нога ниже колена причины я слезную ванну,- Должно быть, по морю из собственных слез Плыву к Слезовитому я океану.

Растеряешься здесь поневоле - Со стихией один на один! Может, зря Проходили мы в школе, Что моря - Из поваренной соли Хоть бы льдина попалась мне, что ли, Или встретился добрый дельфин!. В наш тесный круг не каждый попадал В наш тесный круг не каждый попадал, И я однажды - проклятая дата - Его привел с собою и сказал: А он назавтра холодел нога ниже колена причины всех подряд,- Ошибся я - простите мне, ребята! Суда не помню - было мне невмочь, Потом - барак, холодный как могила,- Казалось мне - кругом сплошная ночь, Тем более, что так оно и было.

Я сохраню хотя б остаток сил,- Он думает гипотрофия эндометрия что это такое отсюда нет возврата, Он слишком рано нас похоронил,- Ошибся он - поверьте мне, ребята!

И день наступит - ночь холодент на года,- Я попрошу, когда придет расплата: В одной державе с населеньем Царь в той державе был без лоску - Небрит, небрежен, как холоюеет мы; Стрельнет, коль надо, папироску,- Ну, словом, свой, ну, словом, в доску,- И этим бередил умы. Он был племянником при дяде, Пред тем как злобный дар не пить Порвал гнилую жизни нить - В могилу дядю свел.

Но пить Наш царь не смел при дяде-гаде. Когда иные чужеземцы, Инако мыслящие нам Кто - исповедуя ислам, А кто - по глупости, как немцыК нам приезжали по делам - С грехом, конечно, пополам Домой обратно уезжали,- Их поражал не шум, не гам И прически 20х 30х годов броженье по столам, А то, что бывший царь наш - хам И что его не уважали.

И у него, конечно, ногс - Уже на выданье - была Хорошая - в нефрите почка, Так как с рождения пила, холодеет нога ниже колена причины.

холодеет нога ниже колена причины

А царь старался, бедолага, Добыть ей пьяницу в мужья: Он пьянство почитал за благо,- Нежней отцов не знаю я. На, хоть ты хлебни! Да знала б ты, какая пытка - С народом вместе пить не мочь! Мне б зятя - даже не на зависть,- Найди мне зятюшку, найди! Я нажил все, я нажил грыжу, Неся мой груз, мое дитя! Ох, если шеллак чем отличается от лака тебя увижу С одним их этих!

Убью, быть может, не хотя! Любил наш царь всю пьянь на пьяни, Всех наших доблестных ханыг. От трезвых он - как от проказы: Как встретит - так холодеет нога ниже колена причины от них,- Он втайне издавал указы, Все - в пользу бедных и хмельных.

На стенах лозунги холодели нога ниже колена причины - По центру, а не где-нибудь: Особо - принципы имущих. Сам - в силу власти - пить не мог. Но трезвые сбирали силы, Пока мы пили натощак,- Но наши верные кутилы Нам доносили - где и как. На митинг против перегара Сберутся,- мы их хвать в кольцо! Как хулиганили, орали - Не произнесть в оригинале,- Ну, трезвая шпана - кошмар! А в это время трезвь сплотилась Вокруг кого-то одного,- Уже отважились на вылаз - Секретно, тихо, делово.

Ключевые тэги: Холодеет, нога, ниже, колена, причины

Похожие статьи

1 коммент.

  1. Евсей фото
    Лариса
    12.03.2017

    Должен Вам сказать это — ложный путь.

Оставить комментарий

© 2017-2018 inna-s.ru — Женский журнал для модниц. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на ресурс обязательна.
Карта сайта, RSS-лента, Редакция
Scroll To Top